Новости  Акты  Бланки  Договор  Документы  Правила сайта  Контакты
 Топ 10 сегодня Топ 10 сегодня 
  
27.10.2015

Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал

Full text of "" ОГЛАВЛЕНИЕ Курицын — «Донское казачество и Россия». Выборы Кубанского Войскового Атамана. Данилевич — «Свободный голос». Юшкин-Котлубанский — «Над степью». Карта расселения Казачьих Войск. Ковалев — «Как мы жили на Дону». Черныш — «О возникновении Запорожского казачества». Воробьев — «Праотцы черноморцев». Падалкин — «Июльское восстание большевиков в 1917 г. Мишаткин — «Родимый Край». Из казачьей жизни за рубежом и письма в редакцию. Денежные поступления в редакцию «Род. РОДИМЫЙ НРАЙ Орган общеказачьей мысли. Издатель: Донское Войсковое Объединение. Павел I благодарил Войско за поздравление с восшествием на престол уже 13 декабря 1796 г. Павел I восстановил ряд автономий, уничтоженных Екатериной Указом 5 июля 1797 г. Орлова, восстано- вил и донскую автономию. Повеление это было торжественно объяв- лено на Дону в Войсковом Кругу. Идея Вой- сковой автономии нашла свое выражение в полковнике Грузинове. Он говорил, что все донские казаки независимы от царского пре- стола и призывал казаков идти на Стамбул «учредить сенат». Павел I расценил это как измену, и Грузинов был казнен в 1800 г. Конечно, не все в прошлом у казачества было хорошо. Были времена, когда некото- рые казаки немало хлопот и неприятностей доставляли царскому правительству: Разин, Булавин, Пугачев вошли в историю, как иск- лючительное явление борьбы уже прочно осевшего в своем краю донского казачества с центральной властью, которая своими меро- приятиями возмущала казаков. Все это дав- но отошло в вечность. Царствование Александра I и в истории До- на ознаменовано возвращением к Екатерини- ным идеям. Очень интересные принципиаль- ные рассуждения относительно донской авто- номии были высказаны Государственным Со- ветом в 1802 г. «Неоспоримо, — рассуж- дал Совет, — что виды правительства в отно- шении к управлению казачьих войск клони- лись к тому, чтобы привесть их в единооб- разие с прочими обывателями; но частные — воинский их состав, дух народный, нравы и обычаи — всегда налагали сильные сему пре- пятствия». Об историческом Круге Совет умолчал. Казаки всегда бесстрашно принимали уда- ры многочисленных врагов, творя великое дело собирания и оберегания Земли Русской. Достаточно вспомнить Отечественную войну 1812-1815 гг. Бородино было подлинным «началом конца» карьеры великого завоева- теля. Находившийся при штабе Наполеона, писатель де Брак позже писал: «вся много- численная конница Европы, собранная под знаменем великого корсиканца, погибла, глав- ным образом, под ударами казаков атамана Платова». Александр I ценил казаков и пожаловал два знамени всему Войску, 11 Георгиевских знамен и штандартов в казачьи полки и гра- моту Дону. Но об историческом Круге и его восстанов- лении в прежних правах в грамоте не упомя- нуто. Платов чувствовал необходимость об- щего законодательного акта, который утвер- ждал бы казачьи права на прочных основа- ниях. Свой проект Платов представил в 1814 году, но безуспешно. Денисов хотел кодификации донского вой- скового права и системы жалованных прав и привилегий. Рескриптом 10 марта 1819 г. Александр I повелел учредить «Комитет об устройстве Войска Донского» истолковал идею атама- на, как желание «собрать воедино все узако- нения относительно Войска» для составления «Нового Войскового положения». Денисов 1 — просил не вводить в комитет лиц, посторон- них Войску. В этот комитет был назначен ген. Чернышев, он писал в Петербург: «Донской народ угнетен беззакониями всякого рода. Выше наз- ванный комитет свою работу затянул на дол- гие годы. В начале царствования Николая I казачьи войска были введены в титул наследника престола. Наказным атаманом на Дону был Андриянов. Войсковой Круг слу- жил лишь пышной декорацией при приезде на Дон высочайших особ. «Положение об управлении Донского вой- ска» было актом центральной власти. Это «Положение не имело общего с исторически- ми правами Дона и казачества, хотя войско- вому наказному атаману, — «Положением» предписывалось иметь «неусыпное, чтобы. Наказный атаман был приравнен к воен- ному губернатору, управляющему граждан- ской частью». Эпоха наказных атаманов в истории Дона была временем постепенного падения значения Войскового Круга. Чем дальше, тем больше утрачивает Круг свои исконные права в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал центральной власти стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Петербурге, тогда как Войсковой Круг в историческом прошлом являлся высшим ор- ганом на Дону. Казачество многократно хода- тайствовало перед монархами о восстановле- нии в правах Войскового Круга, которыми он пользовался до 1709 года. В вышеупомянутой грамоте, как и в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал мотах прежних царей, заключалось некото- рое «уверение» монархов, подтверждение прав и преимуществ Войска. «Образ служе- ния» включал в себя и автономию, и права Круга, и многое другое, исподволь или вдруг отмененное и нарушенное в 18 и 19 вв. Вой- сковой Круг именовался «воинским Кругом», а привиллегии, оказывалось, «дарованными «за службу»: очевидно, уничтожить Круг не решались все таки — «древний обычай»но не хотели, чтобы «вычет» чтение грамот о привилегиях повторялся несколько раз в го- ду. Важно отметить, что ген. Он был противником вос- становления в правах исторического Круга, который составлял бы себе законы. По мне- нию ген. Чернышева, что в государстве, где всякий закон и всякое начальство происте- кает от единой самодержавной власти госу- даря, подобные присвоения и даже самые мысли об оных не должны быть терпимы. Доселе, — утверждал Чернышев, — в России ни одна область не имела права избирать представителей. В царствование Александра II Круг про- должал собираться. Леонов, один из донских патриотов, написавший ряд статтей в «Донских Ведомостях» о прошлом Дона, оставил хорошее описание того, чем стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Круг в то время в начале 60-х годов. «Церемония Круга и теперь еще сущест- вует, — писал он в статье, посвященной Кру- гу в 1862 г. Мы выносим, в извест- ное время, войсковые регалии, т. В этот Круг всходит духовенство и чиновни- ки Войска; один дьяк войскового правления, а чаще кто нибудь именно, кто нибудь, а не так, как встарь, непременно войсковой дьякчитает грамоту в подтверждение прав Вой- ска. Потом происходит молебствие и Круг кончается» «Донские Ведомости». Изложивши вкратце эволюцию прав и зна- чения Круга, Леонов заключил: «было бы странно, да и неразумно желать возвращения от нынешнего порядка ко временам Войско- вого Круга». Дальше Леонов писал: «нет, мы хотели показать, на каких началах было ос- новано устройство Войска, какими идеями оно жило и еще до сих пор продолжает жить, ибо, с совершенным вырождением этих идей, казачество, несмотря ни на какую искусст- венную поддержку, должно необходимо ис- чезнуть». Идея исторического права, идея стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ления продолжала жить на Дону и прорыва- лась сквозь цензуру «Донских Ведомостей». Эта официальная газета отразила движение, происходившее в среде донской интеллиген- ции. Ряд статтей, посвященных прошлому выборному началу на Дону, Войсковому Кру- гу. Не только казачья интеллигенция загово- рила о Круге, начальник штаба Войска Дон- ского, не-донец, ген. Он подробно изложил в своем проекте, что необходимо сде- лать для Войска Донского. Дундуков был сторонником широкого мест- — 2 — ного самоуправления на Дону. Он стоял за выборы. Дундуков протестовал против централиза- ции казачьих дел в Петербурге и мысли «под- чинить однообразному положению все каза- чьи войска». Но в Петербурге Главным управлением проект был признан «не соот- ветствующим духу новейшего законодатель- ства». Александр II открыл финский сейм. Наследник Николай Александрович 8 августа 1863 г. Его прибытие имело политический ха- рактер, ибо казачество волновалось слухами, что казаков «хотят повернуть в крестьян». Свита цесаревича, вернувшись в Петербург, сообщила, что существует «стремление дон- ских казаков к автономии». После смерти наследника престола Николая Александровича, звание атамана пе- решло к великому князю Александру Але- ксандровичу, который в 1869 г 31 июля при- был на Дон и в Войсковом Круге принял зна- ки атаманского достоинства. Он в 1870 г. В Войсковом Круге цесаре- вич произнес речь: «Наше общее пожелание это — чтобы наше славное русское казаче- ство сохранилось и укрепилось на долгое вре- мя, во веки веков». Александр II в 1872 г. В жизни же проводилась другая програм- ма военного министра Милютина. Он хотел «объединить» казачье сословие с другим, со- вместно с ним обитаюшим, населением, под одним гражданским управлением, сохранив отдельность только в военном устройстве ка- заков, в собственном хозяйстве войсковом и военной администрации. Все дела, касающи- еся Дона, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал сосредоточены в военном ми- нистерстве, где дела по управлению Войском не были признаком автономности Дона. Наоборот, это было средством еще большей милитаризации управления, введение воен- ных навыков и требований в гражданскую жизнь казачества. Казаков охватила тревога, вызванная слу- хами о возможности переименовать казачьи области в губернии. Эти слухи подтверди- лись: по окончании Кавказской войны был образован на восточном берегу Черного моря Черноморский округ, который подчинялся кубанскому наказному атаману. Возник во- прос — как быть с этим округом дальше? Присоединить ли его к Кубанской области или образовать особую губернию. Министер- ство внутренних дел ответило, что оно не считает вообще казаков способными к коло- низации, а потому высказывается за учреж- дение особой губернии. Это — после вековой колонизаторской деятельности казаков, пос- ле того, как все окраины государства были колонизированы казаками и в культурном от- ношении стоят не только не ниже, но во мно- гом отношении даже выше многих русских губерний! Два раза поднимался вопрос об упразднении казачьих Войск и оба раза дело ничем не кончилось. Причиной выставлено было то, что три казачьих Войска оказались внутри Империи их, как «живую изгородь», нужно уничтожить, ибо надобность в них ми- новала. В этом смысле был сделан доклад Ми- лютиным Александру II. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал III вступил на престол после трагической смерти Александра В то вре- мя Россия переживала тяжелое время. В царствование Александра III Круг соби- рался по традиции в немногие дни в году, имея характер войскового «парада». Но о древнем Войсковом Круге, который избирал войсковых атаманов и других долж- ностных лиц, умалчивалось. «Положение об общественном управлении станиц казачьих войск». Станичный суд в кассационном по- рядке был подчинен окружному атаману. На- казные атаманы приносили казачеству толь- ко вред. Они не интересовались действитель- ной жизнью казаков, которые из года в год все беднели. Достаточно вспомнить, что по- головная служба за свой счет тяжким бреме- нем ложилась на казака. Кроме того, казачество всегда чувствовало себя окруженным атмосферой какого то стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ного непонимания его, незнания его быта, его — 3 — побуждений, намерений, предубеждения про- тив него и даже прямо недоброжелательства царского правительства. В юбилейном сборнике военного министер- ства «Столетие военного министерства» см. Сватикова «Донской Войсковой Круг» — говорится: «в казачьих областях военное министерство умело одну заботу — возможно прочнее подчинить казачье насе- ление центральной власти, упразднить внут- реннее самоуправление казачества и превра- тить его в исполнителей велений государст- венной власти, как прежде оно было испол- нителем велений Войскового Круга». Однако, все это не мешало казакам в тяж- кие дни жизни России отдавать на ее защиту все свои силы, нисколько не собираясь отде- ляться от России. Казачество вправе было высказывать свои пожелания, а именно: «о возрождении исто- рического Войскового Круга, состоящего из представителей от каждой станицы, который со своим выборным атаманом должен решать все дела и представлять центральной власти казачьи нужды». Казачество было в надежде, что Александр III восстановит древние права Войскового Круга. В царствование императора Николая II был проведен ряд реформ. Для Дона это царство- вание было эпохой, с одной стороны, полного отсутствия какой-либо автономии, с другой, — временем оживления идеи Войскового Круга. Идея эта принимала различные очер- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. То это был орган чисто сословный, ка- зачий, который должен был ведать дела об- щины донских казаков, то Круг рисовался, как областной представительный орган с уча- стием в нем лишь стихи глазкова написанные в оренбурге река урал населения — по- томков полноправных граждан края. Благо- даря созданию Государственной Думы, воз- никла идея всесословного краевого област- ного земства. Но стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Дона было приятно то, что Николай II своей грамотой подтвердил права Войска Донского. В грамоте этой отмечались заслуги донцов: «. За столь самоотверженную, неутомимую стихи глазкова написанные в оренбурге река урал верную службу объявляем близкому сердцу нашему, доблестному Войску Донскому, осо- бое монаршее наше благоволение и подтверж- даем все права и преимущества, дарованные ему в Возе почивающими высокими предка- ми нашими, утверждая императорским сло- вом нашим как нерушимость настоящего об- раза его служения, стяжавшего Войску Дон- скому историческую славу, так и неприкос- новенность всех его угодий и владений, при- обретенных трудами и кровью предков. На долю казачества всегда выпа- дали самые неприятные наряды, как, напр. Сухомлинов объясняет это тем, что казаки имеют для чтого довольно безобидное ору- жие — нагайки. Но с этим ген. Кокунь- ко не согласен и высказал свои мысли так: «Объяснение ген. Сухомлинова, по меньшей мере, наивное. Казалось бы, удобнее было купить нагайки и раздать их армейским ча- стям. Оружие это особого обучения не требу- ет. Во всяком случае, это стоило бы много де- шевле, чем мобилизовать льготные части. Но нельзя же сказать прямо, что подобный на- ряд несовместим с достоинством армии. Это было бы слишком обидно для казаков. Со- знаться же в том, что казаки в этом случае представляют более надежный элемент, зна- чит расписаться в собственной несправедли- вости к нам, изменить той политике, которая установилась по отношению казаков не толь- ко в армии, но и вообще в правительстве. Под влиянием правительства, взгляд на казаче- ство, как на пережиток прошлого, проник и в общественность, которая не дала себе труда углубиться в размышление о значении каза- чества в истории государства российского не только с военной, но и социальной точки зре- ния». Краснов всегда подчеркивал «тя- желое подневольное положение казаков. Си- дели у нас на Дону наказные атаманы из Рос- сии, служили мы на задворках российской конницы». «Спасали Россию и от французов и от турок, держали порядок в России, в бла- годарность за это — «палачи, опричники, на- гаечники» «Донская Летопись», т. Назначение наказных атаманов, людей, не знакомых ни с казачеством, ни с его жизнью и укладом, часто приезжающих только для того, чтобы отбыть нужный служебный ценз и двигаться дальше по служебной лестнице, не было полезным казачеству. Войсковые капиталы были в зависимости от централь- ной власти и пр. Это убивало в казачестве всякую самостоятельность и получался за- стой в жизни. Наказные атаманы интересо- вались только исправным выходом казака на службу. А что жизнь становилась с каждым годом труднее, их мало трогало. Задолжен- ность казаков в станичные суммы с каждым годом увеличивалась, и не было возможности ее погашать, ибо уже не всякому казаку ста- новилось под силу снаряжать своих сыновей за свой счет. Были и хорошие наказные атаманы — Самсонов и Мищенко, которые видели тяжелое положе- ние казаков и, идя стихи глазкова написанные в оренбурге река урал их нуждам, они писали в Петербург доклады в смысле необ- ходимости улучшить положение донского казачества. Но такие наказные атаманы при- числялись к разряду «беспокойных», их до- клады оставались втуне. Состояние войско- вых финансов усугублялось еще и тем обсто- ятельством, что неоднократно, по требованию военного министра, донцами отпускались за- имообразно государству из войсковых средств весьма большие суммы, но последние обрат- но не возвращались, несмотря на неоднократ- ные просьбы областного правления и наказ- ных атаманов. Задолженность государства Войску в 1910 г. Благодаря такой «задолженности» у Вой- ска свободных капиталов не было и Дон очу- тился в плохом финансовом положении. Здесь уместно привести один анекдотиче- ский случай: «Кривянская станица при под- держке соседних станиц неоднократно доби- валась постройки дамбы. Эта дамба была не- обходима для тех станиц, которые во время весеннего разлива и затем распутицы совер- шенно отрезывались от Новочеркасска. Во- енный совет каждый раз отклонял ходатай- ство. При свидании, Генерал Греков помощник наказного атаманабыл просто огорошен неожиданным выпадом одного из членов Во- енного совета: «К чему дамба казакам? Что ж, что разлив. Казакам необходимо для поддержания удали предоставить воз- можность плавать. Вашим «малолеткам» это особенно полезно. » — «Ваше превосходи- тельство, да, ведь, с повозками не поплывешь, ведь, дело идет о путях сообщения. Кривянцы с городом имеют торговые дела. » — «Вот и отлично. Пусть учатся на бурдюках пере- правляться, а там, в случае войны, ни перед какой рекой не остановятся. » Из дневника ген. Дворянство свидетельствовало, что «совре- менное экономическое положение казаков представляет тяжкую картину прогрессивно растущей среди них нужды». Военный ми- нистр Куропаткин, в сопровождении наказ- ного атамана, совершивший быстрый объезд Дона, доложил императору, что дело не так плохо и предложил давать 100-рублевое по- собие казаку, выходящему на службу с ко- нем: главное внимание надо обратить на кон- ский состав, ибо земли у казаков достаточно, но казачество ею «недостаточно энергично и умело пользуется». Поэтому, вместо земства, стали насаждать станичное коневодство. В эту эпоху создалась казачья поговорка, — довольно меткая, что войсковая администра- цияя начинается войсковым наказным ата- маном и кончается станичным жеребцом. Богаевского: «эта поголовная служба — на свой счет — тяж- ким бременем ложилась на казака. Нас, ка- заков, вообще мало знают и чаще думают о нас хуже, чем мы этого достойны. Отноше- ние к Войску — недоверчивое: с одной сторо- ны, — царские грамоты с добрым словом о службеказачьей, а с другой, — много десят- ков лет войсковые наказные атаманы — не- казаки как будто среди казачества не было достойных для этого поста людейнедоверие к местным силам, централизация, — управ- ление Войсками из Петербурга» ген. Казачьи полки героически сра- жались с неприятелем на всех фронтах в ожидании радостного дня конечной победы России и ее союзников. Но судьба вынесла иной приговор. Устраивая в 1917 г. Но не прошло и года, как Людендорф чистосердечно признался: «Ес- ли бы я мог предвидеть, что люди, которые сидели по швейцарских кафе без сантима в кармане, были способны не только овладеть властью над 150 миллионами людей, но и удержаться и стать страшной опасностью для всего мира, я, конечно, отказался бы подпи- сать им пропуск через Германию, хотя позво- лить этим субъектам вернуться в Россию бы- ло для нас военной необходимостью. » Герма- ния была врагом России, а потому судить ее мы не можем, — она боролась за свое суще- ствование. Ну а те, кто были союзниками и друзьями России, а не помогли ей подавить смуту?. Важно отметить, что на протяжении всего периода власти Временного Правительства казачьи войсковые части вообще и, в частно- сти, Донские — выявляли порядок и соблю- дение дисциплины, служа сдерживающим началом и карательным орудием против тех, кто вносил разложение в армии и в тылу. Пример: в первых числах июля месяца 1917 г. В августе того же года донской атаман ген. Каледин был в Москве, где от имени всех ка- зачьих Войск выступил со знаменательной декларацией, в которой рекомендовал Вре- менному Правительству принять соответст- вующие меры для немедленного водворения порядка и законности в стране и дисциплины в армии. Волею судьбы совершился 25 октяб- ря 1917 г. Началась гражданская война с ними. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал этой войны известен всем. Заканчиваю свой исторический очерк сло- вами Керенского: «Думаю, что буду- щее казачества заключено в его прошлом, в тех началах «народоправства, братства и ра- венства», которые три века тому назад пыта- лись осуществить казаки в своей обществен- ной жизни. Всем нам, участвовавшим в го- сударственном управлении во время Фев- ральской революции, никогда не забыть, что именно тогда, правда, на краткий срок, — эти начала были восстановлены правитель- ством всероссийским. «Включая казачество в понятие русского народа, я отнюдь не покушаюсь тем на свое- образную самобытность казачьих областей. Разнообразие местных политических и со- циальных укладов только богатит русскую культуру, умножает творческие возможно- сти народа и тем крепит государство. «Ведь некоторая местная сословно-войско- вая дореволюционная привилегия только прикрывала собой исключительные воинские тяготы, которые несло казачество и которые, на самом деле, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал корне подрезывали хозяйст- венную мощь его. Надо только, чтобы в свободной России Ка- зачество твердо держалось своих исконных традиций, три века назад уже осуществляв- шихся: народоправства, социального братст- ва и политического равенства» книга «Каза- чество» 1928. Курицын ВЫБОРЫ КУБАНСКОГО ВОЙСКОВОГО АТАМАНА В воскресенье 4 декабря в Кубанском доме в Астории состоялся Войсковой Собор по вы- борам Кубанского Войскового Атамана. Бльшинством голосов делегатов, представ- ляющих свыше двух тысяч кубанцев, на пост Войскового Атамана на срок 1966-1970 гг. Края» поздравляет братьев кубанцев с благополучным разрешением трудного дела выбора Атамана, нового же Ку- банского Войскового Атамана полковника Третьякова — с высокой честью стоять во главе родного Войска и стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ему сил и здравия в его тяжелой ответственной работе. «СВОБОДНЫЙ ГОЛОС» По страницам иностранной печати. После нашумевшего показательного про- цесса Синявского и Даниеля в Москве, про- веденного для устрашения всех советских писателей интеллектуалистов, 23 сентября с. Каково же положение вещей и кто этот смелый, рискнувший поднять голову по- среди склоненной толпы? Михаил Михайлов — 32-летний югосла- вянский писатель, профессор истории русской литературы в университете Загреба и знаток этой литературы, даже эмигрантской. В по- рядке «культурного обмена» он в 1964 году провел месяц в Москве. Насколько было возможно, он ознакомил- ся с советской жизнью, встречался с предста- вителями научного, литературного и мира искусства. Возвратясь в Югославию в начале 1965 года, стал печатать в белградском еже- месячнике «Дело» свои неповседневные ре- портажи под названием «Лето в Москве». Об этом стало известно советскому послан- нику Пузанову, который внес официальный протест. Цензура прервала печатание «Лето в Мо- скве», Михайлова арестовали, обвинили в клевете и судили. Суд провели «культурно» — с прекрасным защитником, с заграничными корреспондентами на процессе. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал осудили на девять месяцев ареста — условно в течении двух лет. «Предупреждение» не охладило Михайло- ва, борющегося за социализм демократиче- ский, называя его иногда даже христиан- ским, и говорящего: «Безусловно, каждая борьба приносит жертвы. Никогда до сего сво- боду не давали в подарке. Но в данное время в Югославии свободный социализм имеет шансы». Он решил основать в Югославии независи- мую от партийного влияния газету и предва- рительно созвать съезд писателей, для опре- деления программы официального оппози- ционного издания — СВОБОДНЫЙ ГОЛОС. Но Михайлова снова арестовали, благодаря чему съезд не состоялся, а вместо него — упо- мянутый процесс 23 сентября. В Париже, в июне сего года, польский «Ин- ститут Литераторов» издал книгу Михайлова под заглавием «Русские темы». Книга стихи глазкова написанные в оренбурге река урал на две, определенно отдель- ные части. Первая — репортаж о Москве 1964 г. Каждая страница книги насыщена живым описанием русской действительности и не знаешь, что выбрать для краткого обзора. В «Московское лето 1964», после вступле- ния, автор подробно вспоминает о дороге в Москву и о впечатлении на первой советской станции: «в зале памятник Ленина непомер- ных размеров, но. » Но поезда замечательные — холодная вода из холодильника, чай горячий, все места но- мерованные, в каждом купе громкоговори- тель, чистота образцовая и ни минуты опо- здания. Поезд часами пробегает по совершенно не- заселенной местности — леса, леса и поля. А в купе все время повторяется «официально» самая популярная песенка Пахмутовой — Главное, ребята, сердцем не стареть! В данное время Москва стихи глазкова написанные в оренбурге река урал величине явля- ется пятым городом в мире, но не похожа на то, что человек ожидает. «Метро не поддается описанию, поезд каж- дую минуту и все идет как по маслу. Инфор- мационные будки на каждом шагу, шампан- ское продается на рюмки и в каждом районе «вытрезвитель», но по вечерам встречают- ся пьяные. Помимо патрулирующих «дру- жинников», в отдаленных от центра частях Москвы опасно ночью выходить на улицу. » Взаимоотношения между людьми порази- тельно грубые и только с иностранцами об- ходятся предупредительнее. У магазинов часто собираются очереди, особенно если подбросят «заграничный» то- вар из сателлитов. Необыкновенно дешевы все электрические и фотографические аппа- раты и невероятно дороги текстильные изде- лия и водка. Литр водки равняется стоимости шести больших грамофонных пластинок и можно удивляться, откуда люди берут сред- ства злоупотреблять ею. Очереди на Красной площади у мавзолея создаются преднамеренно. Мистическое на- строение вызывает это мрачное советское ка- пище, где лежит напоказ мумия Ленина — а может быть восковая фигура? Метро, университет, центральная библио- тека и даже цирк носят имя Ленина и люди не замечают, что, становясь избитым, оно те- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал всякое значение. Побывал Михайлов и на кладбище Ново- девичьего монастыря, где лежит половина русской истории. Чья-то заботливая стихи глазкова написанные в оренбурге река урал — 7 - приносит живые цветы на могилу Владимира Соловьева. Сорок открытых в Москве церк- вей всегда переполнены и в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал трудно по- пасть, молящиеся — старики, женщины и молодые девушки. Михайлов сумел посетить, без своего офи- циального проводника, Троице-Сергиевскую Лавру в Загорске. Большевики осквернили древнюю Лавру XIII века, помещая в ней го- сударственный антирелигиозный музей. Паломники из самых отдаленных уголков этого огромного измученного края неустанно спешат к месту, прославленному традицией и легендой — лучезарному молитвой многих поколений. «Антирелигиозная борьба в СССР приняла новую форму: недавно введенная «индиви- дуальная обработка» людей верующих напо- минает методы инквизиции. Применяемые психические «пытки» калечат человека мо- рально, так же, как пытка физическая ка- лечит тело. Студенты Московского Государственного университета им. Ломоносова живут в уни- верситетском общежитии и ничем не отлича- ются от югославянских, разве лишь тем, что не разносят молоко, а работают истопниками и ночными сторожами. Студенты открыто об- суждают и без страха критикуют все недо- статки своей страны, не боясь высылки на год или два в «рабочие колонии». Хотя су- ществует еще некоторое взаимное недове- рие. Обращают на себя внимание группы студентов, на лестницах поющие песни ла- герников. При помощи заграничных студен- тов, их в МГУ около тысячис запада про- сачивается литература и грамофонные пла- стинки, потому былой изоляции уже нет. Солженицын — самый популярный совет- ский писатель. На филологическом факуль- тете МГУ, в течении 1964 года, в четырех слу- чаях защищали диссертацию об авторе «Один день Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Денисовича», но Ленинскую пре- мию все-же дали украинскому писателю Гон- чарову, бывшему начальнику концентраци- онного лагеря. После Солженицына, огромный интерес у читателей визвали воспоминания генерала армии Горбатова — описание лагерей перед второй Мировой войной — где генерал находился благодаря ложному доносу. Многие подсоветские люди с сарказмом от- зываются о способе реабилитации. «Семья получает формуляр с именем, фамилией и официальным подтверждением реабилита- ции. Никто не знает — где, когда и как умер «реабилитированный»? В СССР почти в каж- дой семье имеется реабилитированный, пото- му общее неудовольствие полумерами лик- видации сталинизма. » Заслуживают внимания многочисленные реабилитации эмигрантов и модернистов. В печати находятся произведения Мандель- штама и Гумилева. Последнему уделяется особое внимание и говорится о росте его по- пулярности среди молодых советских поэтов и студентов. Эта популярность певца бес- страшных — весьма многозначительна. «Если так пойдет дальше, а все на это ука- зывает, недалек день, когда Союз Советских Писателей соединится с Союзом Русских Пи- сателей в Париже» — предполагает Михай- лов. Одновременно молодежь зачитывается про- изведениями сов. Бродяга, профессиональный ре- волюционер и солдат гражданской войны, в своих произведениях создал фантастический мир. «Та, что по волнам пробегает. » Еще не- давно Грин находился в черном списке. Автор книги удивляется отношению боль- шинства молодых людей к Шолохову: «Это историческая древность, Шолохов когда то, перед войной, был артистом. » В стихи глазкова написанные в оренбурге река урал 1956, на съезде писателей, Шо- лохов подтверждал мнение Александра Во- ронского, высказанное еще в январе 1925 г. «Однако теперь тот самый Шолохов охот- но согласился с созданием в Ростове на Дону «Института по изучению жизни и творчества Михаила Шолохова» — чтобы в советской прессе на все лады повторялось его имя» стихи глазкова написанные в оренбурге река урал порицает Михайлов. Представителями русской литературы те- перь являются молодые поэты — Андрей Воз- несенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахма- дулина, Рима Казакова, Новеля Матвеева, Рождественский, Тамара Жирмунская и по- коление постарше — Евгений Винокуров, Бу- лат Окуджава с корифеем Леонидом Марты- новым. Прозаики — Солженицын с Дудинцевым, старичек Паустовский и младшие — Влади- мир Тендряков, Юрий Бондарев, Василий Аксенов, Виктор Некрасов, Юрий Казаков, Наталия Тарасенкова и многие другие, все — 8 время появляющиеся новые таланты, с тро- гательною смелостью обсуждающие «набо- левшие» темы советского общества. «Это молодое советское поколение, беском- промисное в своем «еретизме», дает надеж- ду, что будущее русской литературы не только в ее прошлом». Со многими из них, живущими в Москве и Ленинграде и уехавшими на юг или север на отдых, югославянин повидался в неофици- альной атмосфере их квартир и подмосков- ных дач. В санатории Академии Наук СССР — Уз- кое — Михайлов встретился с академиком Борисом Михайловским, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал истори- ком новейшей русской литературы. Повидал и Дудинцева, который живет очень бедно, зарабатывая на жизнь перево- дами. Известный на весь свет автор, за свой труд «Не хлебом единым» не получил и гро- ша, хотя его издатели на Западе выплатили, как гонорар за его повесть, огромные суммы советскому представительству «Междуна- родная книга». Под звуки гитары, необработаннным, но замечательным баритоном, стал петь со- бравшимся песню за песней. Песни советских лагерников — то полны отчаяния и цинизма, то шутливые. Ими говорит Россия, которую мы знаем по произведениям Толстого и До- стоевского — суровые, иногда наивные, но всегда глубокие, мелодичные стихи глазкова написанные в оренбурге река урал трагические. Эти песни родились в глубокой тайге, у лес- ного костра, обогревающего бесчисленных лагерников, изнуренных тяжелым трудом и голодом. Богата Россия слезами и красотой. «Благодаря счастливому случаю, я стал первым наигравшим их на магнитофонную пленку и около двадцати этих песен привез в Югославию. » «Спасибо тебе, сибиряк, и вам, оставшимся далеко московским друзьям, песни русского народа все равно будут слушать — запишут ли их в СССР или промолчат. » Нельзя обойти молчанием визит у Виктора Шкловского в дачной местности Переделки- но, где жил и погребен Борис Пастернак. Шкловский родился в 1893 году и до сего времени занимается творчеством. Историк литературы, критик и теоретик, писатель с универсальной культурой — свободно стихи глазкова написанные в оренбурге река урал чувствует среди литературы античной, древ- некитайской, средневековой и современной. Многие годы в Сов. Союзе его игнорирова- ли и оскорбляли. Только в 1956 году снова появились книги Шкловского в большом ко- личестве. Особенно интересна и ценна его книга «За и против» — замечания о Достоев- ском Москва. Виктор Борисович оживился, когда беседа с Михайловым перешла на тему о Достоев- ском. Заговорили о мистицизме и он вспом- нил о своей дружбе с Циолковским — этот великий русский ученый, пионер экспансии в космос, определенно утверждал, что обша- ется и беседует с духами. Его первым учи- телем математики был Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Федоров — наиболее таинственная фигура из русских философов XIX века. «Удивительный и загадочный, малоизвест- ный мыслитель, он печатал свои стихи глазкова написанные в оренбурге река урал лишь в десятках экземпляров и считал, что они «не для каждого». Его очень ценили и Толстой, и Достоевский. Ведущая идея Федорова — об- щее воскресение когда либо живших. По рас- сказу Шкловского, однажды Федоров пред- ставил эту теорию своему юному ученику. Циолковский совершенно трезво спросил: «А как же столько людей поместится на земле? » — на что Федоров ответил: «Звезд стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Яко-бы именно это возбудило у мальчика желание осуществить полеты в космос, и та- ким образом родился великий теоретик кос- мических полетов. Его отец грузин расстрелян как «японский шпи- он», мать армянка отсидела девятнадцать лет в женском лагере в Сибири и в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал году, ре- абилитированная, возвратилась в Москву. После войны он окончил педагогический институт и начал заниматься поэзией — его стихи печатали. Затем занялся прозой и сов- сем случайно в компании, под акомпанимент гитары, запел слова своего стихотворения. Песнь всем понравилась и поэт, долго не ду- мая, импровизировал мелодии для ряда иных своих произведений. Его друг, редактор «Знамя» Лев Анненский, сразу записал их на пленку. На следующий день было уже пять копий и все хотели получить новосоз- данные песни. Окуджава, совершенно бессознательно, двинулся в победный поход по русской зем- ле. В парках, поездах, на студенческих стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ринках, среди моряков и молодежи рабочих поселков в Казахстане — везде слышатся песенки большого московского артиста, о ко- — 9 — тором советская пресса молчит. Песни Оку- джавы расходятся на магнетофонных тесь- мах. Союза магнетофоны играют огромную роль, они дешевы и многие их име- ют. Из города в город, на магнетофонных пленках распространяется все то, о чем умал- чивает официальная печать и радио. Упоминая об антисемитизме, Михайлов пи- шет: «В первый день пребывания в СССР, я имел возможность на себе испытать настрое- ние антисемитизма — на пограничной стан- ции белградский вагон прицепили к совет- скому поезду и я прошел по всем вагонам, присматриваясь к пассажирам. В ресторан- вагоне один выпивший громко сказал что-то мне вслед. Только возвращаясь, я понял, что повторенное — вишь, жидок шляется! Пораженный неожиданно- стью, я чуть не стал выяснять, что я не ев- рей, а внук кабардинца с Кавказа и сын вран- гелевских белых эмигрантов. » Во второй части книги «Достоевский сегод- ня» — требующей отдельного, вдумчивого об- зора — югославянский писатель рассматри- вает отношение Достоевского к революции, мистике, прогрессу, религии, его влияние на русское прошлое и на сегоднешний день в СССР. Знаменательна все возрастающая популяр- ность Достоевского и большое количество на- учных работ о нем. К изданию готовится пол- ное собрание его сочинений, а до 1956 г. Михайлов подчеркивает: наперекор созда- ваемому властью «Ьото зогчейсиз» — мыс- лящая молодежь фанатически ненавидит ложь, во всех ее проявлениях, будь то в общественной, или частной стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. «Этот протест против лжи, долгие годы официально распространяемой, вызывает надежду на оздоровление угнетенного наро- да». Данилевич ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПИСАТЕЛЬНИЦЫ ЛИДИИ ЧУКОВСКОЙ ШОЛОХОВУ Недавно в Париже, в издательстве «Пять Континентов», вышла повесть советской пи- сательницы Лидии Чуковской «Опустелый дом». Повесть страшная, рассказывающая о самых черных днях сталинщины конца трид- цатых годов. О том, как приходилось жить советским людям в «период культа лично- сти», написано немало книг и воспоминаний — самые яркие из них «Один день Ивана Де- нисовича» Солженицына и «Воспоминания» генерала Горбатова, уже выходящие из рамок литературы и переходящие в разряд стихи глазкова написанные в оренбурге река урал веческих документов». Таким лее человече- ским документом является и повесть Лидии Чуковской. Приводим ниже письмо писательницы Шолохову, написанное в за- щиту Синявского и Даниеля, показывает, что даже советские писатели осуждают харак- тер его выступления во время процесса. МИХАИЛУ ШОЛОХОВУ, АВТОРУ «ТИХОГО ДОНА» Выступая на XXIII съезде Партии, Вы, Ми- хаил Александрович, поднялись на трибуну не как частное лицо, а как представитель со- ветской литературы. Тем самым Вы дали право каждому лите- ратору, в том числе и мне, произнести свое суждение о тех мыслях, которые были вы- сказаны Вами будто бы от нашего общего имени. Речь Вашу на съезде воистину можно — 10 назвать исторической. За все многовековое существование русской культуры я не могу вспомнить другого писателя, который, подоб- но Вам, публично выразил бы свое сожале- ние не о том, что вынесенный судьями приго- вор слишком суров, а о том, что он слишком мягок. Но огорчил Вас не один лишь приговор: Вам пришлась не по душе самая судебная процедура, которой были подвергнуты писа- тели Даниэль и Синявский, Вы нашли ее слишком педантической, слишком строго за- конной. Вам хотелось бы, чтобы судьи суди- ли советских граждан, не стесняя себя ко- дексом, чтобы стихи глазкова написанные в оренбурге река урал они не за- конами, а «правосознанием». Миллионами невинных жизней заплатил наш народ за сталинское попрание закона. Настойчивые попытки воз- вратиться к законности, к точному соблюде- нию духа и буквы советского законодатель- ства, успешность этих попыток — самое дра- гоценное завоевание нашей страны, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ное ею за последнее десятилетие. И именно это завоевание Вы хотите у народа отнять! Правда, в своей речи на съезде Вы поставили перед судьями в качестве образца не то сравнительно недавнее время, когда проис- ходили массовые нарушения советских зако- нов, а то, более далекое, когда самый закон, самый кодекс еще не стихи глазкова написанные в оренбурге река урал «памятные двадцатые годы». Первый советский кодекс был введен в действие в 1922 году. Годы 1917- 1922 памятны нам героизмом, величием, но законностью они не отличались, да и не мог- ли отличаться: старый строй был разрушен, новый еще не окреп. Обычай, принятый тог- да: судить на основании «правосознания», был уместен и естественен в пору граждан- ской войны, на другой день после революции, но он ничем не может быть оправдан накану- не 50-летия советской власти. Кому и для чего это нужно — возвращаться к «правосо- знанию», то есть по сути дела к инстинкту, когда выработан закон. И кого, в первую очередь, мечтаете вы осудить этим особо-су- ровым, не опирающимся на статью кодекса, судом, который осушествлялся «в памятные двадцатые годы»? Прежде всего, литерато- ров. Давно уже в статьях и публичных речах Вы, Михаил Александрович, имеете обыкно- вение отзываться о писателях с пренебреже- нием и грубой насмешкой. Но на этот раз Вы превзошли самого себя. Приговор двум интеллигентным людям, двум литераторам, не отличающимся крепким здоровьем, к пя- ти и семи годам заключения в лагере со стро- гим режимом, для принудительного, непо- сильного физического труда — то есть в сущ- ности приговор к болезни, а может быть, и к смерти, — представляется Вам недостаточ- но суровым. Суд, который судил бы их не по статьям уголовного кодекса, без стихи глазкова написанные в оренбурге река урал самых статей — побыстрее, попроще! Вот Ваши подлинные слова: «Попадись эти молодчики с черной сове- стью в памятные двадцатые годы, когда су- дили, не опираясь на разграниченные статьи уголовного кодекса, а «руководствуясь рево- люционным правосознанием», ох, не ту меру получили бы эти оборотни! А тут, видите ли, еще рассуждают о «суровости» приговора». Да, Михаил Александрович, вместе со стихи глазкова написанные в оренбурге река урал гими коммунистами Италии, Франции, Анг- лии, Норвегии, Швеции, Дании которых в своей речи Вы почему-то именуете «буржу- азными защитниками» осужденныхвместе с левыми общественными организациями За- пада, я, советская писательница, рассуждаю, осмеливаюсь рассуждать о неуместной, ни- чем неоправданной, суровости приговора. Вы в своей речи сказали, что Вам стыдно за тех, кто хлопотал о помиловании, предлагая взять осужденных на поруки. А мне, признаться, стыдно не за них и не за себя, а за Вас. Они просьбой своей продолжили славную тради- цию советской и досоветской русской лите- ратуры, а вы своею речью отлучили себя от этой традиции. Именно в «памятные двад- цатые годы», то есть с 1917 по 1922, когда бу- шевала Гражданская война и судили по «пра- восознанию», Алексей Максимович Горький употреблял всю силу своего авторитета не только на то, чтобы спасать писателей от го- лода и холода, но и на то, чтобы выручать их из тюрем и ссылок. Десятки заступнических писем были написаны им, и многие литерато- ры вернулись, благодаря ему, к своим рабо- чим столам. Традиция эта — традиция за- ступничества — существует в России не со вчерашнего дня, и наша интеллигенция впра- ве этим гордиться. Величайший из наших по- этов Александр Пушкин гордился тем, что «милость к павшим призывал». Чехов в письме к Суворину, который осмелился в сво- ей газете чернить Золя, защищавшего Дрей- фуса, объяснял ему: «Пусть Дрейфус вино- ват, — и Золя все-таки прав, так как дело пи- сателей не обвинять, не преследовать, а всту- паться даже за виноватых, раз они уже осу- ждены и несут наказание. Вот чему учит нас русская литература в ли- це лучших своих представителей. Вот какую стихи глазкова написанные в оренбурге река урал нарушили Вы, громко сожалея о том, будто приговор суда был недостаточно суровым. Вдумайтесь в значение русской литерату- ры. Книги, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал великими русскими пи- сателями, учили и учат людей не упрощенно, а глубоко и тонко, во всеоружии социального и психологического анализа вникать в слож- ные причины человеческих ошибок, проступ- ков, преступлений, вин. В этой проникновен- ности и кроется, главным образом, очелове- чивающий смысл русской литературы. Вспо- мните книгу Достоевского о каторге — «За- писки из мертвого дома», книгу Льва Тол- стого о тюрьме — Воскресение». Оба писате- ля страстно всматривались в глубь челове- ческих душ и социальных условий. Не для дополнительного осуждения осужденных со- вершил Чехов свою героическую поездку на остров Сахалин, и глубокой оказалась его книга. Вспомните, наконец, «Тихий Дон» — с стихи глазкова написанные в оренбурге река урал осторожностью, с какой глубиной по- нимания огромных социальных сдвигов, про- исходивших в стране, и мельчайших дости- жений потрясенной человеческой души от- носится автор к ошибкам, проступкам и даже преступлениям против революции, соверша- емых его героями! Это уж прямой призыв к Военно-полевому суду в мирное время. Какой мог быть ответ воинов, кроме одногоь рассреляли бы! Зачем, в самом деле, обдумывать, какую именно статью уго- ловного кодекса нарушили Синявский и Дани- эль, зачем пытаться представить себе, какие именно стороны нашей недавней действитель- ности подверглись сатирическому изображе- нию в книгах, какие события побудили их взяться за перо, и какие свойства нашей те- перешней, современной, действительности не позволили им напечатать свои книги дома? Зачем тут психологический и социальный анализ? Расстрелять в 24 часа! Слушая Вас, можно было вообразить, буд- то осужденные распространяли антисовет- ские листовки или прокламации, будто они передали стихи глазкова написанные в оренбурге река урал границу не свою беллетристику, а по крайней мере план крепости или завода. Этой подменой сложных понятий простыми, этой недостойной игрой словом «предатель- ство», Вы, Михаил Александрович, еще раз изменили долгу писателя, чья обязанность всегда и везде разъяснять, доводить до со- знания каждого всю многосложность, проти- воречивость процессов, совершающихся в ли- тературе и в истории, а не играть словами, злостно и намеренно упрощая и тем самым искажая случившееся. Суд над писателями Синявским и Даниэ- лем по внешности совершался с соблюдени- ем всех формальностей, требуемых законом. С вашей точки зрения в этом его недостаток, с моей — достоинство. И однако я возражаю против приговора, вынесенного судом. Потому что самая отдача под Уголовный суд Синявского и Даниэля была противоза- конной. Потому, что книга, беллетристика, повесть, роман, рассказ — словом, литературное про- изведение, слабое или сильное, талантливое или бездарное, лживое или правдивое, ника- кому суду, кроме общественного, литератур- ного, ни Уголовному, ни Военно-полевому не подлежит. Писателя, как и всякого советского гражданина, можно и должно судить Уголов- ным судом за любой проступок — только не за его книги. Литература Уголовному суду не- подсудна. Идеям следует противопоставлять стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, а стихи глазкова написанные в оренбурге река урал лагеря и тюрьмы. Вот это Вы и должны были заявить своим слушателям, если бы Вы в самом деле подня- лись на трибуну как представитель советской литературы. Но Вы держали речь как отступник ее. Ва- ша позорная речь не будет забыта историей. А литература сама отомстит за себя, как мстит она всем, кто отступает от налагаемого ею трудного долга. Она приговорит Вас к выс- шей мере наказания, существующей для ху- дожника, к творческому бесплодию. И ника- кие почести, деньги, отечественные и между- народные премии не отвратят приговор от Вашей головы. А сердце сжимается сладко и больно. На что то надеется и что то все ждет. Сокрыты от каждого планы судьбины. И кто угадает свой шаг роковой? Придется ль вернуться с далекой чужбины Соколику ясному в край свой родной?! Вновь будет ли песне внимать соловьиной С своей ненаглядной, душе дорогой, И ласковость речи ее голубиной Вбирать в грудь с нектаром сирени густой?! Иль рок начертал ему долю иную — Пасть смертию смелых в борьбе огневой За веру, за счастье, за землю родную, За дедовско-отчий присуд вековой? Звенит подголосок то горем-терзаньем, То вдруг он надеждою яркой блеснет И сердце, и небо внезапным лобзаньем, Как пламя бессмертной любви, обожжет. Порфирий Юшкин-Котлобанский КАРТА РАССЕЛЕНИЯ КАЗАЧЬИХ ВОЙСК По просьбе и при материальной поддержке донского казака Семикаракорской станицы есаула Края» помещается схематическая карта расселения Казачьих Войск Российской империи перед революцией. Поэто- му послереволюционные поколения имеют подчас очень смутные, если просто не пре- вратные, понятия о казачьей истории, о ка- зачьем быте, о казачьих «обыкновениях», о том, где жили казаки разных Войск. А между тем, если посмотреть на карту, сразу станет ясной роль Казачьих Войск в охране Государства Российского. И не даром покойный ген. Краснов писал: «Одинадцать казачьих Войск — одинад- цать жемчужин в блистательной короне Рос- сийской Империи. А три городовых казачьих полка — три бурмицких зерна Белого Царя. Донское, Кубанское, Терское, Уральское, Сибирское, Астраханское, Оренбургское, За- байкальское, Семиреченское, Амурское и Ус- сурийское казачьи Войска — у каждого своя история, у кого — уходящая в даль веков, к истокам земли Русской, у кого — еще не дол- гая, молодая жизнь искусственно продвину- тых на «линию» казачьих полков. Все они по- крыты неувядаемой славой походов и боев, сражений и побед. У каждого был свой непри- ятель, свой театр военных действии, свои, в песнях воспетые, герои. Три городовых полка — Красноярские, Ир- кутские, Енисейские казаки — три стихи глазкова написанные в оренбурге река урал державца, хранители порядка в Сибири, на далеком сибирском тракте. » А писатель Короленко задолго до револю- ции пишет: «Казачьи земли — это не административно территориальные единицы, губернии, отде- ленные одна от другой условной чертой. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Край, заполненный глубоким истори- ческим содержанием и этим же содержанием отграниченный от своих соседей. Это особый, законченный, оригинальный, самобытный организм, живущий, живший и желающий жить по своему особому казачьему укладу. У него своя идеология, своя психика, своя про- грамма, свой быт. Исключительно красочным и стихи глазкова написанные в оренбурге река урал тра- гическим содержанием краевой истории, ухо- дящей в туманы седой старины, объясняется горячая любовь казаков к своей Казачьей Ро- дине — их патриотизм». Вместе с читателями «Род. Края» мы про- сим ее. Ломакина принять нашу искреннюю благодарность за то, что он нам дал возмож- ность опубликовать этот правдивый доку- мент. О хорошей лишь мечтали И с восторгом все читали Сказки, как жилось не плохо В царстве у царя Гороха. Уж не знаю в кои веки Там текли молочны реки Сквозь кисельны берега — Словом, жизнь была легка. Я же сказкой не грешу, Я лишь просто опишу Правду-истину одну: КАК МЫ ЖИЛИ НА ДОНУ. Все мы были помоложе В те благие времена. Как теперь, была весна, Как теперь, цвела сирень. Двинешь шапку набекрень, Как завидишь русы косы И лицо нежнее розы. Вспомним образ дорогой: Брови тонкие дугой, Щеки нежного овала Расцвели румянцем ало, Стан, как гибкая лоза, Ниже пояса коса, Грудь упруга, губы вишни. Только раз бывает в жизни Эта юная краса. Эх, вы — карие глаза, Эти очи с поволокой! Сколько к ним любви глубокой Испытали мы тогда В те счастливые года. Этим жизнь была красна, А весна — была весна. Всюду, где ни глянет око, Разлилась она широко И похожа стала вскоре Наша степь на сине море. Плещет волнами разлив, Тонут в волнах ветви ив, Там, где были берега, Из воды торчит куга. С гирл от самого Азова, Мимо шумного Ростова, Выше белого Аксая, Вверх стремилась рыбья стая. Шла она густым потоком, Расходилась по притокам, Мелким речкам, ручейкам, По мельчайшим озеркам. Рыбы всякой было много, Всюду ей была дорога, Вот и шла она туда, Где для ней была вода. Здесь, чтоб ясен был рассказ, Нужен маленький прислаз. Мы вели свои чины От далекой старины. Нас водили в «басурманы» Наши Вихри — Атаманы. В помощь им была дана Войсковая Старшина Да лихие Есаулы, Что не льстились на посулы, Голос — зычен, кровь буйна. Их всегда влекла война. Вот скажу я вам на-обумь: Есть такая рыба окунь, А, смотрите-ка, у нас Назывался чикомас. Карпа звали мы сазаном, Лещь давно у нас чебак, А судак? Был он, я бы вам сказал, Как бы рыбий генерал. Вы его видали сами: С чуть отвисшими усами, С золотистой чешуею, — 15 Всей осанкою своею Он внушал к себе почтенье И на вкус — так объеденье. Мы их вялили, солили, В масле жарили, сушили, Да еще был каждый рад Опустить их в маринад С массой специй ароматных, Тонко пахнущих, приятных, Раздражавших стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, Когда уксус закипит. Под кусок такой находки, Как не выпить рюмку водки! Пили даже по стакану, Чтобы честь воздать сазану. В широченные бока Вдоволь клали вкусной каши И его хозяйки наши В жарком коробе пекли. А когда на стол несли Подрумяненый изрядно, Верьте, было так приятно Для любого казака Съесть донского чебака. Но хоть рыба не костиста, То зато весьма мясиста И к тому ж была она Удивительно жирна. Ею были в годы оны Все увешаны балконы. Сохла там она постом Вверх главою, вниз хвостом. Уж давно б сказать пора Про донского осетра Да про верную подругу Распрекрасную севрюгу. Только разве ж все расскажешь? Как расскажет мой язык Про нежнейший наш балык Ну и дальше, по порядку, Про икорку, про стерлядку, Иль каков был, наконец, Знаменитый наш рыбец. Тем, кто кушал их когда-то И рассказывать не надо, Кто ж не ел, тот в землю глядя, Может буркнет: «Врешь ты, дядя! » И пойдет вас величать. Так уж лучше помолчать. Как-что с рыбою бывало, Рассказал я вам не мало И, оставив рыб в покое, Расскажу вам про другое. II Хорошо у нас весной. Тихо плещет Дон волной, В синем небе реют птицы, Ярко зелены станицы. Воздух — каждый им упьется. От акаций так и льется Тонкий пряный аромат — Им наполнен каждый сад. Ночью лунной, но нескромной, Замечал я в позе темной На скамейке иль в беседке Силуэт моей соседки. В уголке своем укромном, В белом платье, платье скромном, Вся в мечтах она забылась — Было видно, что влюбилась. Дышет грудь, а сердцу тесно. Хороша, свежа, прелестна, Вся она была такая, Как весною ночь донская. Вдруг от грез она очнулась И, как птица, встрепенулась. Сердце молотом забило, Значит чует — близко милый. Задрожал на ветке лист И тихонько, как улитка, Отворилася калитка. Слабый возглас от волненья, Громкий вздох — конец сомненья, Были ясно слышны мне В той вечерней тишине. А потом, обнявшись нежно, Тихим шагом, безмятежно, Отстраняя вишен ветки, Пара двинулась к беседке. Эти первые свиданья С страстным чувством ожиданья, 16 — Что давно забыты вами, Трудно выразить словами. Много разных чувств бывало Нашу душу волновало. И давно все это было. Ну, а вспомнишь — сердцу мило. Ковалев О ВОЗНИКНОВЕНИИ ЗАПОРОЖСКОГО КАЗАЧЕСТВА Отрывок из его истории. ЗАПОРОЖСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО су- ществовало с самых отдаленных времен. Раз- ные историки указывают разные годы за- кладки первой Запорожской Сечи. По исто- рии Военного министерства надо считать 1500-й год. История Запорожского казачест- ва в течении 225-летнего его существования настолько сложна и пространна, как в смысле организации Войска, так и его военной исто- рии, что уместить ее в рамки краткого исто- рического очерка не представляется возмож- ным. Текелия заня- ли Сечь. Запорожское казачество, как Вой- ско, перестало существовать: 3-го августа 1775 г. Екатерина 2-ая издала указ, который офи- циально объявил об его упразднении. Изучению его истории посвящены многие труды, специальные и популярные, истори- ческие и литературные произведения, дра- матургия, музыка, устное народное творче- ство и т. Первую попытку изложить отдельные мо- менты истории Запорожского Войска пред- приняли уже в 16-17 столетиях польские исто- рики — Мартин Вельский, Павел Пясецкий, Самуил Твардовский и др. Особый интерес представляет хроника Современник основания Запорожской Се- чи, Вельский оставил нам ряд важных заме- ток и наблюдений. Вельский видел в казаках крестьян-«хлопов», стремившихся к уничто- жению крепостных порядков. В его трудах, как и в произведениях других польских пи- сателей, сказалась ненависть польского пан- ства к показачившемуся украинскому кре- стьянству и мещанству, боровшемуся против национального и социального гнета. Украинские авто- ры, писавшие свои труды по истории каза- чества уже после присоединения Украины к России, писали о нем в своем духе и понима- нии. Одним из первых трудов такого рода была летопись Григория Грабянки умер в 1734 г. Грабянка ведет происхождение казаков от «козар», некогда по его словам обитавших в Средней Азии, а во время монголо-татар- ского нашествия перешедших стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Украину. Примечательно, что Грабянка считает козар не столько отдельным народом, сколько со- словием. Козары, замечает он, проводили время не в труде, а в постоянных воинских упражнениях и со времени переселения на Украину стали называться казаками. После захвата Украины польскими и литовскими магнатами, казаков стали принуждать к от- быванию разных непривычных работ и повин- ностей. Но казаки предпочли удалиться за днепровские пороги. Так Грабянка объясняет происхождение запорожского казачества, под которым, однако, понимает реестровое казачье войско. Увидев храбрость запорож- цев, польские короли начали приглашать их на государственную службу. Более того, да- же самые родовитые шляхтичи стали счи- тать честью для себя предводительствовать храбрыми казачьими отрядами. Последователем Грабянки был Свое произведение «Краткое описание о казацком малороссийско- народе» Симоновский закончил в 1765 г. Ка- заков Симоновский считает, как и Грабянка, потомками особого издревле существовавше- го славянского народа, извостного во време- на Киевской Руси под названием «касогов», или русским произношением назвать — «каза- ков ». Казаки, утверждает Симоновский, были известны уже в 1021 г. После захвата Киева Литвой в 1320 году, пишет Симоновский, казаки вы- 17 нуждены были «оставить дома свои искать поселения себе в Низу на Днепре». На первых порах казаки жили в Южном Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал в виде малоорганизованной мас- сы. Однако вскоре в низовья Днепра стала переселяться также украинская шляхта, под- вергшаяся притеснениям со стороны литов- ских захватчиков. Украинская шляхта, по словам Симоновского, была тем элементом, который содействовал окончательному офор- млению казачества, как военного сословия. Отныне казачество, подобно западно-евро- пейским рыцарским орденам, всецело посвя- щает себя борьбе с «неверными» — турками и татарами. В то время, уверяет Симонов- ский, казачество было строго однородным со- словием, не знавшим социальных различий в своей среде. Исключительные заслуги ка- зачества в его борьбе побудили польского стихи глазкова написанные в оренбурге река урал роля Сигизмунда 1-го взять на службу «от- туда некоторую часть того вольного народа». Отобранные правительством казаки были по- селены в центральных частях страны по сред- нему течению Днепра, получив при этом зем- ли и шляхетские привилегии. Пред- водителями казаков, их гетманами, были всег- да, утверждает Симоновский, люди знатного происхождения. В отличие от Грабянки и Симоновского, автор «Истории Русов» считает, что казаки — это славянские воины и что от козар они заимствовали не бо- лее, как свое название. Этим автор стремится обосновать мысль об исконном существова- нии казачества: «сие название, — читаем в «Истории Русов», — получили наконец и все воины славянские». Казаками, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал славян- скими воинами, или рыцарями, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ав- тор этого труда, могли быть лишь «избран- ные», причем звание это передавалось по на- следству. Мысль о принадлежности казаков к классу феодалов автор «Истории Русов» стремится подкрепить ссылкой на то, что они, подобно другим разрядам привиллегирован- ных служилых людей в Речи Посполитой, владели землями и крепостными с правом пе- редачи их по наследству. Эти права подтвер- ждались каждым из польских королей не- медленно после вступления на престол. Через всю «Историю Русов» проходит идея о независимости украинского «рыцарства» — казачества, свободно, по своему желанию, служившего либо литовскому великому кня- зю, либо польскому королю, либо русскому царю. Причину восстаний против Речи Поспо- литой в 16-17 веках автор «Истории Русов» видит не в угнетении народных масс поль- скими и литовскими феодалами, а в утесне- нии, прежде всего религиозном, старшины ре- естрового казачества польскими феодалами. Автор «Истории Русов» приветствует вос- соединение Украины с Россией, как важный исторический акт. Но тут он сосредоточива- ет свое внимание на том вопросе, который яв- ляется основным стержнем его труда: при- нимая Украину под свою власть, царь, уверя- ет он, уравнял в правах казачью старшину и украинское шляхетство с русским боярством и дворянством, подтвердил те привиллегии, которыми они пользовались при польских королях. Симоновский и автор «Исто- рии Русов», несмотря на частичные различия во взглядах на происхождение и роль каза- чества, сходны в одном — в стремлении утвердить мысль о том, что казачество, под которым они разумели главным образом стар- шину, является древним рыцарским укра- инским сословием. В период после воссоеди- нения Украины с Россией эта «теория» долж- на была обосновать право казачьей старши- ны и украинского шляхетства на все фео- дальные привиллегии, т. Этот воп- рос приобрел для старшины и украинского шляхетства особую остроту после уничтоже- ния гетманства на Украине в 1764 г. К концу 15 века исконные украинские зем- ли, в течение двух с половиной столетий на- ходившиеся под игом монголо-татарских за- воевателей, оказались поделенными между разными феодальными государствами. Правое и отчасти левое поднепровье, Во- сточная Волынь и южные степи находились под властью Литвы. Галицкая стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, Запад- ная Волынь и Подолия были захвачены Польшей. В Закарпатьи стихи глазкова написанные в оренбурге река урал вен- герские феодалы. Буковиной владели мол- давские бояре. Восточная Европа, совсем недавно освобо- дившаяся от тяжкого татарского ига, шла по пути экономического и политического прог- ресса. Однако ликвидация феодальной раз- дробленности и образование централизован- ных государств имели в Восточной Европе свои особенности, в результате чего судьбы восточно-европейских стран складывались далеко не одинаково. Так например, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал то вре- мя, как Россия превращалась в могучую централизованную многонациональную дер- жаву, в Литве и Польше продолжали долго -18 оставаться губительные остатки феодальной раздробленности. Остатки феодальной раздробленности и анархии задерживали социальное и полити- ческое развитие Литвы и Польши. Стремле- ние феодалов приспособиться к новым эко- номическим условиям имело своим ближай- шим следствием рост эксплуатации крестьян и усиление их зависимости, что нашло отра- жение в феодальном законодательстве. Этим законом был запретен пе- реход частновладельческих крестьян в вели- кокняжеские имения Кроме того, что очень важно, феодалу предоставляется право суда над своими крестьянами. Тяжкий гнет, которому подверглось укра- инское крестьянство и широкие слои город- ского населения, усублялся жестоким нацио- нальным угнетением и религиозными пресле- дованиями. Поляки стремились насильствен- но ополячить и окатоличить украинский на- род. В западных украинских землях преследо- вание украинской народности началось уже в 14-ом веке. Католическая церковь, поль- ские магнаты и шляхта попирали обычаи и культуру украинского народа. Жестоким го- нениям подверглась православная религия. Показателем жестокого национального гнета являлись разного рода притеснения и огра- ничения, которые терпело украинское ме- щанство. Во Львове, например, одном из крупнейших городов Украины, украинские мещане не допускались в цехи, ограничива- лись в правах на торговлю сукном, спиртными напитками, а также в правах на занятие дол- жностей в городском самоуправлении и др. Проживать и стихи глазкова написанные в оренбурге река урал недвижимую соб- ственность им разрешалось только в опреде- ленном районе города, называвшемся «Рус- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал улицей». Запрещалось публичное испол- нение православных обрядов. В таком же по- ложении находилось украинское мещанство Перемышля, Каменца и других городов. Социальное и национальное угнетение ук- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал народа в Литве и Польше усугуб- лялось парившей в этих странах феодальной анархией, произволом магнатов и шляхты. В княжестве Литовском государственная власть сосредоточивалась в руках приблизительно десяти магнатских фамилий. Крупные магна- ты, собиравшие огромные доходы с подвласт- ного сельского и городского населения, име- ли свои собственные войска, крепости и т. Значительная часть магнатских служащих состояла из мелкой и средней шляхты, кото- рым магнаты, под условием отправления службы, в их пользу давали земли с кресть- янами. Эта шляхта находилась в полной за- висимости от своих патронов. Магнаты явля- лись, по существу, неограниченными власти- телями в своих владениях. Стремясь сохра- нить и расширить свои привиллегии, они упорно боролись за всемерное ограничение власти главы государства — короля и вели- кого князя. Такое же положение, как в Литве, сохра- нилось и в Полыце. Здесь король также все- цело зависел от всесильных вельмож-маг- натов, которые, захватив в свои руки власть, использовали ее в своих интересах. Большую роль в деле сохранения остатков раздробленности в Польше сыграл Ватикан, некоторые западно-европейские державы, заинтересованные в политической слабости Польского государства. Остатки феодальной раздробленности тяжело сказывались на обо- роноспособности Литвы и Польши, южные границы которых часто подвергались опусто- шительным набегам турецких и татарских феодалов. Крым и Турция того времени были особенно опасными соседями. Во главе Крымского государства стоял хан. Крупные татарские феодалы, стремясь удер- жать свою независимость, часто вступали с ханом в вооруженную борьбу. Господство та- тарских феодалов имело тяжелые последст- вия для экономической и культурной жизни Крыма. Местное население, состоявшее из укра- инцев, русских, армян и т. Беспрерывной междуусобной борьбой крымских феодалов не преминула воспользоваться Турция. В Крым турки вторгнулись в 1475 г. Крымское ханство попало в зависимость от Турции, ста- ло ее вассалом. Ханский трон стал замешать- ся по воле султана членами крымской дина- стии Гиреев. Во всех важных стратегиче- ских пунктах были сооружены крепости и размещены турецкие гарнизоны. В конце 15 века, со времени установления турецкого господства на северном побережье Черного моря, набеги татар и турок стали страшным бедствием для украинского и рус- ского народов. В России для защиты от этих набегов их предотвращения были предпри- няты серьезные меры. В первой половине 16 века на южных окраинах страны стали воз- никать оборонительные линии, так называ- емые «засечные черты». Они состояли из це- лой системы городов, острожков и стороже- вых башен, а также из сплошных завалов — 19 — подсеченных деревьев. В дно рек на месте бродов для затруднения прохода татарской конницы вбивались колья. Для наблюдения за врагом далеко в степь посылались конные «сторожи» и «станицы». Последние, устраивая наблюдательные выш- ки и объезжая отдельные участки, давали знать в город о стихи глазкова написанные в оренбурге река урал татар. Борьба с та- тарами требовала огромного напряжения сил всего государства. Совсем другим было положение в Польше и Литве. Польские и литовские магнаты, оза- боченные лишь тем, чтобы удержать в пови- новении своих подданных и расширить свои владения, почти ничего не делали для органи- зации обороны юго-восточных границ от та- тарских набегов. Пользуясь этим, татары безнаказанно по нескольку раз в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал вторгались в пределы Украины. Во время набега татарская орда, разделившись на несколько отрядов, охва- тывала большие стихи глазкова написанные в оренбурге река урал и достигала самых дальних районов Польши и Литвы. В 1527 году татарское войско, двинувшись на Литву по приказу турецкого султана, дошло до Пинска на севере и до Люблина на западе. Жестокость насильников не знала преде- лов. Они без разбора убивали взрослых стихи глазкова написанные в оренбурге река урал де- тей, грабили и сжигали поселения, вытапты- вали посевы. Больше всего от татарских на- бегов страдали народные массы. Магнаты и шляхтичи отсиживались за толстыми сте- нами своих замков и крепостей, охраняемых вооруженными отрядами. Пути, по кото- рым проходила орда, освещались зловещим заревом пожаров и устилались трупами уби- тых и замученных людей. Тысячи и десятки тысяч людей татары угоняли в Крым. Дороги оглашались стонами и воплями несчастных. Многие пленники от голода, жажды и побоев умирали в стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Литовское и польское правительства не могли защитить ни свои земли, ни захвачен- ную ими Украину от татарских набегов. Они сами платили ханам унизительную дань. Кровавая татарская и турецкая агрессия за- держивала хозяйственное и культурное раз- витие Украины. Юго-восточные ппеделы Ки- евщины, Волыни и Подолии, чаще других подвергавшиеся набегам, почти совсем обез- людели. По словам современника, эти бога- тые и живописные местности могли быть цве- тущим краем, если бы не набеги и вторжения татар. Тяжкий социальный и национальный гнет, которому подвергали население Украины ли- товские и польские феодалы, а также опусто- шительные набеги татар и турок ставили под угрозу самое существование украинского на- рода. Все это вызывало мужественный про- тест со стороны населения Украины. В свя- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал с ростом крепостничества в Польше, кре- стьяне и мещане все чаще и чаще стали отка- зываться выполнять феодальные повинно- сти. Участились случаи нападения крестьян на феодалов и убийства последних. Протест крестьян принимал порой форум волнений, охватывавших часто целые округа. Повстанцы громили шляхетские имения и замки, изгоняли и убивали ненавистных польских панов. Волна восстания докатилась до Галича и затем захлестнула левый берег Днепра. Однако вскоре феодалы нанесли им тяжелое поражение. Восстание стихи глазкова написанные в оренбурге река урал подав- лено. Протест населения Украины против соци- ального и национального гнета проявлялся и в других формах. Одной из них, получившей наиболее стихи глазкова написанные в оренбурге река урал распространение, было бег- ство крестьян от феодалов. Посредством бег- ства они, разумеется, стремились избавиться от феодальной зависимости. В России и на Украине бегство крестьян, в связи с усиле- нием крепостного гнета, приняло, в особенно- сти со второй половины 15 века, широкие раз- меры. Украинские крестьяне и мещане, груп- пами и семьями, а нередко целыми селения- ми, уходили в почти безлюдные восточные и южные окраины Подолии, Брацлавщины, Киевшины. Феодалы, стремясь воспрепятствовать ухо- ду своих подданных, не останавливались ни перед чем. Они отправлялись за ними в погоню с погонщиками. Пойманных беглецов подвер- гали пыткам, вешали, сажали на кол. Борьба с беглыми крестьянами велась и средствами государственной власти. Согласно «Судебни- ку» великого князя Казимира Ягеллона от 1467 г. Все эти законы преследовали един- ственную цель: лишить беглых возможности найти пристанище и заставить их отказаться даже от мысли о побеге. Однако бегство кре- стьян не только не прекращалось, но, напро- тив, с каждым годом усиливалось. Порывая с феодальной зависимостью и осе- дая на новых стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, беглые считали себя вольными людьми — казаками. Слово «ка- зак» тюркского происхождения и означает «вольный человек». Грондский середина 17 векаостанавливаясь на вопросе о воз- никновения казачества, писал: «Те из укра- инского народа, которые не хотели терпеть 20 — ярмо и власть местных панов, уходили в да- лекие края, к тому времени еще не заселен- ные, и присваивали себе стихи глазкова написанные в оренбурге река урал на свободу. Основывали новые колонии и чтобы отли- чаться от подданных, принадлежащих поль- ским панам, стали именовать себя казаками». Во второй половине 15 и в начале 16 века в верховьях Южного Буга, у Соби и Синюхи, на Роси, Тясмине, а также на левом берегу Днепра — по Трубежу, Суле, Пслу и т. Насе- ление их считало себя казаками. Вскоре ка- зачьи поселения заняли значительную по- лосу восточного украинского пограничья — от днепровского Левобережья до Днепра. Со- временник 16-й векописывавший заселе- ние пограничных украинских земель беглы- ми крепостными, подчеркивал, что «в то вре- мя, как многолюдные некогда земли, местеч- ки и села серединных областей страны со- всем запустели, необитаемые прежде про- странства украинные наполнялись жителями к неисчислимому вреду их прежних поме- щиков». Самые ранние данные о казаках на Киев- щине относятся к 1492 г. В грамоте великого кня- зя Литовского Александра от 1499 г. Хотя сведе- ния о казаках, как видим, относятся лишь к концу 15 века, однако, разумеется, возникно- вение казачества на Украине нужно отнести к более раннему периоду. Появление казаков в пограничных землях оживило малолюдные, пустынные, хотя и бо- гатые своими естественными рессурсами, юж- ноукраинские степи. Ценою огромных усилий казаки отвоевывали у природы ее дары: они распахивали целинные земли, заросшие гу- стой травой и терновником, прокладывали дороги, строили мосты, основывали поселе- ния, разводили сады и т. Казаки положили начало развитию земледелия в степном крае. Наряду с этим, в местах, заселенных казака- ми, успешно развивалось скотоводство и про- мыслы — рыболовство, звероловство и т. Основная масса казаков занималась земле- делием, а также и промыслами. Однако среди казаков было немало и ремесленников — куз- нецов, бондарей, скорников, шорников, тка- чей и т. Ремесленники селились у редких степных замков — Брацлава, Винницы, Пе- реяслава, Черкас и т. Даже гораздо позднее, в 17 веке, значитель- ная часть населения этих городов считала се- бя казаками. Наряду с сельским хозяйством и ремесла- ми, казачье население местечек и городов за- нималось также стихи глазкова написанные в оренбурге река урал продуктами сель- ского хозяйства. Черкасские и каневские ка- заки, например, возили в Киев мед, воск, ко- жи, меха, сало, солод и т. Заметное место занимала торговля рыбой — свежей, вяленой, соленой. В социальном отношении казачество не было однородным целым. Экономическое не- равенство в среде казачества возникло од- новременно с его появлением, ибо от крепост- нической зависимости в казаки бежали раз- личные по своему имущественному положе- нию элементы: с одной стороны масса бедно- го, часто лишенного всяких средств к сущест- вованию, сельского и городского люда, а с другой — крестьяне и ремесленники, обла- давшие средствами производства и надеяв- шиеся найти на новых местах более благо- приятные условия для развития своего хо- зяйства. Крестьяне и мещане часто бежали со сво- ими семьями имушеством — скотом, ло- шадьми, сельско-хозяйственным инвентарем и т. Среди крепостных, особенно тех, кто владел средствами производства, было из- вестное число зажиточных стихи глазкова написанные в оренбурге река урал богатых. Наи- более зажиточные из крестьян, даже отцы семейств, накопив известное имущество, за- бирали его и, не спрося разрешения у своих панов, устремлялись в казаки, откуда их бы- ло невозможно вернуть. Таким образом бег- ство крестьян с имуществом было дело не столь уже редким. Более того, богатые кре- стьяне и ремесленники нередко бежали вме- сте со своими наймитами. На новых местах социальное неравенство в среде казачества не только сохранялось, но и получало свое дальнейшее развитие. Поль- зуясь экономической несостоятельностью бедняков, богачи и здесь продолжали эксплу- атировать их в своих хозяйствах. Подводя итоги сказанному, нужно отметить следующее. В странах Западной Европы бег- лые крестьяне служили источником попол- нения городского населения и, следователь- но, содействовали развитию городов. В Рос- сии, Литве и Польше бегство крестьян в го- рода, ввиду относительной малочисленности последних, не могло приобрести такого зна- чения, как на Западе. К тому же в Литве и Польше значительная часть городов наподи- лась во владении отдельных феодалов. Дру- гими словами, города Восточной Европы не могли поглотить всю массу беглого сельско- — 21 — го люда. Зато здесь перед беглецами откры- вались такие пути, каких не знала Западная Европа: возможности освоения обширных пространств на южных и юго-восточных окраинах Литвы и Польши. В процессе борьбы с феодалами казаки вы- работали своеобразные формы организации и управления. Горожане объединялись в об- щины, которые управлялись выборными ли- цами, имели свой суд, финансы и войско. В войске участвовало, как правило, все взрос- лое мужское население. Необходимость борь- бы с феодалами, не говоря уже о мотивах, подсказываемых хозяйственными интереса- ми, заставила казаков с самого начала объе- диниться в общины. Эти общины были одно- временно самоуправляющимися и вооружен- ными организациями. Создание военной орга- низации казачества ускорялось тем, что ка- заки вынуждены были защищать себя от не- прерывных набегов со стороны стихи глазкова написанные в оренбурге река урал и татарских феодалов. В системе организации городского и казачьего самоуправления су- ществовали однако и заметные различия. Ка- зачество занимало сплошные районы, целые области. Это способствовало тому, что оно могло сравнительно быстрее объединиться в целях организации отпора наступающим фе- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Городские обшины всегда, или почти всегда, сохраняли какую-то степень зависи- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал от феодалов. Казачество же, если иметь в виду особенно начальный период его существования, порывало всякую зависи- мость от феодалов и даже в известном смыс- ле от феодального государства. Феодалы, понятно, не могли без опасения смотреть на усиление казачества, которое близко примыкало к угнетенным массам кре- стьянства и всегда могло выступить им на по- мощь. Они стремились во что бы то ни стало уничтожить казаков и вернуть их в крепост- ное ярмо. Не последнюю роль, конечно, играло тут стремление магнатов захватить обработанные казачьи земли и другие обработанные ими угодья. Для этой цели польские и литовские магнаты не жалели сил и средств. В казачьи местности они отправляли свои отряды. По- следние вторгались в казачьи слободы, гра- били население, убивали тех, кто сопротив- лялся панскому произволу. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал конце 15-го и начале 16-го столетия поль- ским и литовским магнатам удалось присво- ить себе значительную часть казачьих земель на Подолии, Брацлавщине, Киевщине. Ста- раясь закрепить за собой захваченные земли, превратить их в наследственную собствен- ность, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал испрашивали на них у пра- вительства жалованные грамоты, и в разное время такие грамоты были выданы королем и великим князем их просителям. Точные границы пожалований в грамотах не указы- вались: их предоставлялось определять самим магнатам «посредством своих сабель». Материалом для этого очерка послужили следуюшие данные: 1. «Казачий Исторический Календарь за 1955-1957 гг. В своей статье Черныш покрывает главным обра- зом период, начиная с 1775 года, т. Этот крайне интересный труд навел меня на мысль забраться в еще более далекое прошлое и по- пытаться в кратком очерке напомнить чита- телю некоторые подробности из начального периода жизни Запорожья. О казаках в киевском крае впервые упоми- нается в конце пятнадцатого века. Тем не ме- нее, отсюда не следует делать поспешный вы- вод, что до того, мол, времени казачества в Киевщине не существовало. Появление Ка- зачества надо, конечно, отнести к более ран- ней эпохе, но к какой именно — сказать труд- но, а просто строить предположения, не опи- раясь стихи глазкова написанные в оренбурге река урал исторические документы — безот- - 22 — ветственно. В девяностых годах пятнадцато- го столетия Александр, великий князь ли- товский, устанавливает законы о поборах и в главе посвященной налоговой юрисдикции воеводы Киевского, пишет: «. Оставляя в стороне общеизвестные причи- ны возникновения Казачества — одиночные и массовые побеги недовольных барщиной и правительственными органами — будь это в Литве, на Руси, в Крыму или в другом госу- дарстве — постараемся перейти к вопросу за- селения пограничных земель. В течение по- лутора столетий, если даже не меньше того, степной пустынный край превратился в цве- тущий сад. Об этом свидетельствует один из строителей Сечи, французский инженер Бо- план, проживший на Украине 18 лет и оста- вивший немало записок по этому вопросу. «Казаки настолько отодвинули границы го- сударства», пишет Боплан, «и приложили столько усилий к обработке пустынных зе- мель, что в настояшее время их необыкно- венное плодородие составляет главный исто- чник государственного дохода». Радостно тру- дились поселенцы на своей, только своей, как они думали, земле, освободившись от ярма, от поборов, от дыбы и кнута. Росли хутора и села. Прилепившись к стенам замков, росли местечки, заселенные ремесленниками — че- ботарями, шорниками, бондарями и др. Воз- ле Каневского и Черкасского, возле Переяс- лавского и Винницкого замков вырастали эти местечки. Начиналась торговля — мехами, воском да медом, кожами да рыбой; товары везлись в Киев, продавались магнатам в степ- ных замках. Но даже и здесь не всегда удава- лось ушедшему в «казакованье» навсегда из- бавиться от поборов. Уже в середине шест- надцатого столетия казаки жалуются, напр. Понятно, что освоение казаками целинных земель и превращение их в плодороднейший край не могли не вызвать зависти польской и литовской шляхты, которая всячески ста- ралась захватить эти земли, а самых каза- ков — закабалить. Согласно историку восем- надцатого столетия Ригельману «паны поче- му-то вообразили, что Украина — их вотчи- на, а казаки — стихи глазкова написанные в оренбурге река урал подданные и холопы, и на- чали они того дня усильно в жилища их втор- гаться и в свои работы усильно принуждать». Одним словом — из огня да в полымя. Муже- ственно обороняло права свои казачество, но сила солому ломит, и вот, под давлением во- оруженных отрядов шляхты с их холопами, большой части казачества пришлось отойти к югу, в низовья Днепра. Особенно многолюд- ные центры возникли в районе Черкасского и Каневского замков, преграждавших татарам путь на Литву. В четырехсот километрах от Канева, там, где теперь Днепропетровск, начинаются по- роги — каменные гряды, преграждающие путь могучему Днепру. Эти гряды, или как их еще называют — «лавы», высотой метров в пять-семь, пересекают русло реки от одно- го берега до другого. Главных порогов две- надцать, но некоторые из них состоят не из одной, а из нескольких лав. Самым опасным порогом считается Ненасытец или Дид-Порог. За порогами, выйдя на простор и затопив широкую равнину, спокойно и привольно те- чет старый Днепр, образуя целую сеть остро- вов. Вот эта местность и есть Запорожье. Из островов следует отметить Большую и Ма- лую Хортицу сразу за порогамиТомаков- ку при устье речки того же названияВели- кий при устьи речки Конской и Базавлук, лежаший у стихи глазкова написанные в оренбурге река урал двух рек — Базавлука и Чертомлыка. Много, очень много рек, речек и потоков впадает здесь в Днепр. Все это хит- рое сплетение их, вместе с девственными за- рослями камыша составляет плавни. По сви- детельству того же Боплана «плавни настоль- ко изобиловали рыбой, что от чрезмерной те- сноты она гибла, разлагалась и заражала са- мый стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. За один «заход» казаки, бывало, брали по две тысячи и более штук, причем са- мая маленькая была не стихи глазкова написанные в оренбурге река урал фута». Но для заселения местность эта мало годилась — оводы, мухи, комары, малярия — все это рас- холаживало несколько энтузиазм переселен- ца. Однако, даже несмотря на все это, посте- пенно казаки принялись за освоение и этого края — слишком уж богат он был и рыбой и зверем. В степях — табуны тарпанов, стада сайгаков, даже лоси и туры попадались, а в плавнях — несметное количество кабанов, куниц и бобров и к тому же масса птицы. Близко, ох, близко тут к татарским коче- вьям, немного дальше зайдешь и прямо в пасть волку — в татарский полон. Уже в 1527 году Сагиб-Гирей, хан татарский, посылает грамоту Литве, жалуясь, что «казаки — ка- невцы да Черкассы становятся по Днепру стихи глазкова написанные в оренбурге река урал самых татарских кочевий. » Появляются зимовники, зарождается ско- товодство. В универсале гетмана Богдана Хмельницкого от 15 января 1655 года упоми- нается о том, что «запорожские козаки имели тут свои зимовники еще с начала шестнад- — 23 — цатого столетия». Зимовники служили для сохранения конских табунов и рогатого ско- та в зимний период и состояли из стихи глазкова написанные в оренбурге река урал — загонов, обнесенных плетнем, и саманных хат, а также и сараев для заготовки и хране- ния корма. При зимовниках иногда имелись и пасеки. Но все же скотоводство в этот пери- од не являлось главным занятием запорож- цев. Главным образом они занимались рыбо- ловством и охотой. Для ловли рыбы козаки сходились в «ватаги» и выбирали себе «ва- тажных» атаманов. Улов везли в Киев и дру- гие города стихи глазкова написанные в оренбурге река урал замки, а прибыль делили поров- ну или же согласно вложенному труду и внесенным рыболовным принадлежностям. Итак, уже в первой половине шестнадцатого столетия низовья Днепра были заселенным краем, который постепенно развивался эко- номически. О Так как шляхта все более и более старалась закабалить казачье население, проживавшее над порогами, в 1536 году началось восстание, охватившее и район Канева. Восстание было подавлено в крови, в результате чего значи- тельное число казаков белажо дальше, в За- порожье, так как местность в низовьях Дне- пра в те десятилетия считалась как бы ни- чьей. Таким образом, население Запорожья благодаря этому значительно увеличилось. Итак, мы говорили все время об образовании Запорожского казачества, но ни словом не обмолвились о Запорожской Сечи, потому что таковой еще не было. В истории Запорожского казачества часто попадается фамилия Вишневецких. Род маг- натов Вишневецких сыграл большую роль в ней, иногда положительную, а иногда и от- рицательную. В середине шестнадцатого века был известен князь Михаил Александрович Вишневецкий, управляющий двумя старост- вами сразу — Каневским и Черкасским. Его главной целью было выманить казаков из Запорожья и поселить на своих землях, и стихи глазкова написанные в оренбурге река урал бы достигнуть этого он прибегал ко всяким ухищрениям — когда по шерстке, а когда и против. Но ни так, ни этак, своей цели не до- стиг, несмотря на ласковые грамоты и на во- оруженные набеги. Казаки попрежнему оста- вались за порогами. С другой стороны угро- жали татары. Не раз и запорожцы оставались за порогами. С другой стороны угрожали та- тары. Не раз и запорожцы нападали и били татар. Нападали и били они и турок. Уже в 1490 году был совершен поход на Очаков. В 1503 году запорожцы напали и разбили силь- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал татарский отряд у Тягинского пере- воза, на самых порогах. Сохранились письма- жалобы хана литовским князьям от 1545 года, где хан жалуется на то, что «. В том же году на стихи глазкова написанные в оренбурге река урал турецкому султану пошел со своим отрядом молодой хан Эмин-Гирей, направля- ясь к Аккерману, но запорожцы неожиданно напали на него и не позволили переправить- ся через Днепр: «. Часто они козаци перешедше Днепр по сей стороне на Самаре на Чарной Криницы у Дробных Криницах завжды на воде и на по- ли людей наших имают. » И вот приблизительно в этот период, т. В этом отношении историческая литера- тура бедна сведениями, и мы не знаем точно, где такие крепостцы имелись, но знаем, что они были и что именно это и следует считать началом основания Запорожской Сечи. Об этом прежде всего ипоминает историк Мартин Вельский: «Казаки», пишет он, «постоянно заняты рыболовством на Ни- зу, там же сушат они рыбу на солн- це без соли. А как лето проходит, рас- ходятся они по городам — Киев, Черкас- сы и другие — и оставляют на острове, на безопасном месте лодки и несколько сотен казаков на коше, как они называют — при стрельбе — так как есть у них и пушки, у татар отбитые и в турских крепостях отня- тые». Итак, казаки, вернее большая часть их, уходит на зиму в города. Но это только в са- мом начале, а после восстания 1536 года они уже постоянно проживают в Сечи и в горо- дах не показываются. Итак, к 40-м гг. Трудно, вернее не- возможно, указать точную дату формирова- ния Сечи — она складывалась постепенно, в течение десятилетий. Несмотря на то, что отсутствует точное ука- зание, где именно были расположены отдель- ные крепостцы, имеются самые определен- ные сведения о том, где был расположен главный Кош, который и считался самой Се- чью. Мартин Вельский же указывает нам ме- — 24 сто: к югу от острова Хортицы есть другой остров — Томаковка; «. Этот остров называли потом и Буц- ким, от слова «буц», что означает «беглец», т. Тома- ковкой он назван был из-за одноименной ре- ки Томаковки, правого притока Днепра, ко- торый образует, подходя к острову, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал рука- ва. Один сливается с Ревуном, а другой с Ре- чищем, притоками Днепра. Историк Лясота утверждает, что в то время все три реки на- зывались Томаковками. «Томаковка», пишет Боплан, « в одну треть мили в диаметре, круг- лой формы, покрыт лесом. С его вершины видно все течение Днепра от Хортицы до Та- вани». По свидетельству Самуила Зборов- ского, побывавшего там во второй половине шестнадцатого века, «остров может вместить двадцать тысяч человек и много стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Берег, особенно в одном месте, довольно высокий. Попытки захватить Запорожье продолжа- ются со всех сторон. Пытаются это сделать литовские магнаты, пытаются и татары. Сно- ва появляется Вишневецкий, на этот раз стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Михаила, Иван, который продолжает дело отца, но также безуспешно. Зато, когда ста- ростой каневским и черкасским становится его сын Димитрий Иванович, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал ме- няется. Димитрий князь Вишневецкий счи- тается многими историками основоположни- ком Сечи Запорожской и одним из самых крупных ее героев. Именно под его предво- дительством были совершены многие походы против татар и турок, имя его вошло в исто- рию и казачьи песни. В них он воспевается, как казак Байда. Советские историки стара- раются опровергнуть эту версию, умалить его значение в жизни Украины и даже при- писать ему небывалые преступления и козни. Но, если доверять историческим изысканиям Костомарова, Эварницкого и Грушевского, Димитрия Вишневецкого следует считать од- ной из центральных фигур того периода. То же самое утверждает и Мартын Вельский, которому мы обязаны первыми сведениями о Запорожской Сечи. После многочисленных походов и битв князь Димитрий Вишневец- кий был схвачен турками и казнен в Стам- буле: «. » Так пишет Вельский. Советские исто- рики почему-то опровергают эту версию, ссы- лаясь при этом на мемуары французского по- сла, в которых сказано: «. Дмитрашко Виш- невецкий едва прибыл, как его величество султан приказал его казнить вместе с Пясец- к'им. Всех остальных стихи глазкова написанные в оренбурге река урал на галеры». Я не вижу, в чем расхождение, разве лишь в отсутствии деталей. Вследствие частых нападений литовцев на запорожских казаков и угнетения украин- цев, проживавших в верховьях Днепра, в 1591 году вспыхнуло сильнейшее восстание, продолжавшееся почти три года и охватив- шее значительный район. Началось с напа- дения запорожцев вместе с реестровыми ка- заками на белоцерковский замок князя Ост- рожского, а затем вспыхнуло в Триполье и Переяславле. Зимой 1592 года оно распро- странилось уже на воеводства Волынское и Ерацлавское, а осенью 1593 года казаки окру- жили и осадили Киев. Очень возможно, что и Киев был бы взят восставшими, но в это время татары, восполь- зовавшись отсутствием большого числа запо- рожцев, неожиданно напали на Сечь. Во гла- ве армии шел сам хан. Небольшая группа за- щитников мужественно сопротивлялась во много раз превосходившей ее армии, но, видя безнадежность положения, под покровом но- чи ушла на быстых лодках, и татары разру- шили Сечь до основания. Не ограничившись этим, татары той же зимой совершили не- сколько нападений на поселения Запорож- ских казаков, чем причинили большой хо- зяйственный ущерб. Одних лошадей было захвачено в этот период свыше двух тысяч голов, не считая другого имущества. Вслед- ствие разрушения Сечи казаки вынуждены были снять осаду, но не прежде чем выгово- рить себе выгодные условия от киевского во- еводы. Реестровая казачья артиллерия полу- чила 24 пушки, а каждый казак получил по 12 золотых откупа. Так закончился первый период истории славной Запорожской Сечи. Поэтому сразу же после разрушения татарами первой Сечи на Томаковке запорож- - 25 - цы приступили к постройке новой. Для этой цели они выбрали остров Базавлук, находив- шийся километров на 25 юго-западнее Тома- ковки. В этом месте три реки вливаются в Днепр — Подпольная, Скарбная и Чертом- лык. Остров тянется ка два километра в дли- ну, образуя треугольник. Постройка Сечи на- чалась в том же 1593 году. Быстро выросли валы и палисады, вокруг них — глубокий ров. Но на случай зимнего нападения запорожцы пробивали лед в нескольких местах и, как только прорубь затягивалась тонкой коркой льда, насыпали сверху снег, чтобы неприя- тель, понадеявшись на толшину льда, неми- нуемо нашел смерть в ледяной могиле. Все валы и палисады соединялись высокими башнями, в бойницах которых были установ- лены пушки. Посреди Сечи была большая площадь — майдан, на котором происходили все важные собрания. Тут же были все зой- сковые учреждения и склады всего необхо- димого. Тут были свои мастерские, в кото- рых стихи глазкова написанные в оренбурге река урал порох изготовляли оружие. На той же площади стояли курени — продолго- ватые здания из плетенки с глиной, покры- тые камышом. Кроме этого стихи глазкова написанные в оренбурге река урал леко в степи находились сторожевые выш- ки. Здесь неприятеля ожидали неприят- ные сюрпризы — в зарослях были поставле- ны пушки, а по протокам и речкам шныряли дозоры — пройти было трудно. Вся эта мно- госложная система островков и островов на- зывалась Войсковой Скарбницей. Где-то тут хранилась и Войсковая казна, и запасы, и разные ценности. Об их точном местонахож- дении знали далеко не все. «Рассказывают», пишет Боплан, «что в Войсковой Скарбнице скрыто казаками в разных стихи глазкова написанные в оренбурге река урал множе- ство пушек, и не только литовиы не знают об этом, но даже не многие казаки знают об этом. В этих местах погибло много турецких галер, потому что, заблудившись между мно- гочисленными островками, турки и татары не могли зачастую отыскать путь, а казаки преспокойно обстреливали их из зарослей. С этого времени галеры никогда не заходят сюда дальше, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал на 5 миль от устья». Росло Запорожье, слава о нем ширилась, увеличивался и приток беглецов. Были бо- гатые, были и бедные. Советские историки в своих трудах о Запорожье особенно подчер- кивают разницу между бедными «сиромаха- ми» и богатыми, стараясь изгладить в пред- ставлении читателя всю ту «романтику», с которой его знакомили писатели-классики старой России, начиная с Гоголя. Следуя сгоим обычным приемам, они и жизнь на За- порожье расценивают исключительно с ма- териалистической точки зрения, намеренно замалчивая или же не особенно подчеркивая такие элементы, как полное равенство в ка- зачьей среде где бы то ни было среди каза- ков; оттого-то на Дону и поговорки пошли: казаки — все наголо атаманы, что ни казак — то и атаман, коли не на Кругу — ни перед атаманом курпея не ломай, и многие другиеглубокое религиозное чувство, особую това- рищескую боевую спайку, схожую с тради- циями старых рыцарских орденов Западной Европы и презрение к т. Судя по советским источникам, и Запорож- ская Сечь не являла собой пример классового и социального равенства, и «богачи безжа- лостно эксплуатировали бедноту». Забывает- ся, очевидно, что во всем мире не было, нет, и вероятно не будет, идеального равенства меж- ду людьми, исключая, пожалуй, общины древ- них христиан, древне-коптские общины и до- христианскую обшину, к которой, согласно свиткам Мертвого моря, принадлежал Иоанн Креститель. Умалчивается и резкая классо- вая и экономическая разница в советском об- ществе, где сливки снимаются партийными, а крестьянин закабален похуже, чем во время «проклятого царизма». Как и всюду, так и в Запорожье были зажиточные, обжившиеся казаки и была голь, беднота, так же как и у нас на Дону во времена Булавина существо- вала голытьба. Голытьба у нас приходила с севера, а сиромаха на Запорожье приходил и с севера и с северо-запада. Конечно, требо- валось известное время, чтобы он, путем ли упорного труда на ниве, охотой ли или в боях с басурманами, мог встать на ноги, приодеть- ся и устроить свою личную жизнь получше. Но обращал ли уж такое особое внимание за- порожец на то, скажем, как он одет? Если и обрашал, так в то же время непрочь был и выказать глубочайшее презрение ко всем этим «благам жизни», загваздав в дегте или в грязи дорогие стихи глазкова написанные в оренбурге река урал или жупан акса- митовый — «как пришло, так и ушло! Интересно то, что латами, шлемами, кольчугами и панцы- рями запорожцы почти не пользовались. Для нас особенно интересно то, что Запо- рожцы были очень тесно связаны с Донски- ми казаками. Среди запорожцев не только бывало много Донцов, но даже имелся особый Донской Динской курень, рядом со Шкурин- ским куренем. Вместе дрались, вместе голо- вы клали. Невольно вспоминается страшное недавнее время — гибель наших Вождей, ког- да на плаху в Кремле взошли вместе — по- следний Шкуринец, Андрей Григорьевич, и наш Петр Николаевич. Так красной нитью сквозь всю историю это братство и прошло до наших дней. В 1632 году донцы сказывали Угрюмову, стрелецкому пятидесятнику: «А у нас такой приговор, у донских казаков с За- пороскими Черкасы учинен — как стихи глазкова написанные в оренбурге река урал откуда чаят каких. За- порожцы часто подолгу живали у донцов, и наоборот. А в Запорогах де донских казаков много также, живут переходя — они ходят на Дон, а з Дону казаки к ним и живут сколько где кто хочет. А повелось де у них то с донскими казаки изстари, что меж себя сходятца и жи- вут вместе в одних куренях». Здесь интере- сует нас, конечно, слово «изстари», и как жаль, что нельза установить — какой срок имел ввиду говоривший. Росло Запорожское казачество, росло и чи- сло куреней. В XVIII веке их насчитывалось уже тридцать восемь: Каневский, Корсун- ский, Шкуринский, Динской, Брюховецкий, Уманский, Пластунский, Леушковский, Дадь- ковский, Платнировский, Пашковский, Мед- ведовский, Кущевский, Кисляковский, Ива- новский, Конеловский, Сергиевский, Кры- ловский, Батуринский, Поповичевский, Ва- сюринский, Незамаевский позже Незамай- скийЩербиновский, Титаревский, Рогов- ской, Калниболотский, Деревянковский, Вы- шестеблиевский, Нижестеблиевский, Джере- лиевский, Переяславский, Полтавский, Мы- шастовский, Минский, Тимошевский, Велич- ковский, Ирклиевский. В 1793 году появились новые курени: Бере- занский и Екатериновский последний в честь Императрицы Екатерины Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Интересно, что Запорожское казачество называло себя также «товариством», что ясно подчеркивает самую характерную его черту. Советский историк Голобуцкий, говоря о не- сении запорожцами воинской повинности, указывает на то, что, несмотря на обязанно- сть отбывать службу «по очереди», «. В доказательство он ссылается стихи глазкова написанные в оренбурге река урал старинную думу, в которой поется: Та чую загадано та заповидано, Усим козаченькам та на вийсько йти — У кого е сини то висилати, А в кого нема — то наймати. Предположим, что подобное явление име- ло место, но, где же доказательство тому, что это «стало обычным явлением в жизни Вой- ска»? Автор серьезного труда, изобилующего всевозможными ссылками на различные ис- торические источники, в этом, казалось бы немаловажном, пункте не привел никаких доказательств, кроме малоубедительной ду- мы; доказательством ее считать нельзя не по- тому, что она искажает быт, а просто потому, что она говорит о другом: когда призывались молодые люди, престарелый бездетный ка- зак мог послать наймита. Невероятным ка- жется, что в Запорожском Войске, покрыв- шем себя неувядаемой славой, в настоящем «товаристве», которого побаивались и сам Султан, а Литовское государство не было в состоянии с ним справиться в течение не- скольких веков — чтобы подобное откровен- ное отчынивание от воинской обязанности могло принят форму «обычного» явления — не верится, да и только. Высшую власть в Войске представляла Ра- да, т. На Войсковую Раду созывали Войсковые довби- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, бившие в литавры. Иногда сзывали и пальбой из пушки. Собравшись в круг на майдане, казаки ожидали появления Коше- вого Атамана и старшины. Сначала Войско- вой есаул выносил на майдан Войсковые ре- галии, или клейноды, — Войсковое знамя и бунчуки. После этого выходили Кошевой Атаман и его свита — старшины. В руках у Кошевого был знак его власти — булава, в руках у Войскового судьи — Войсковая пе- чать, у писаря — серебряная чернильница, у шафаря — шкатулка для сбора податей, и т. Кошевой занимал свое место под стихи глазкова написанные в оренбурге река урал 27 бунчуком и, осенив себя крестным знамени- ем, уставно клянялся на все четыре стороны, а за ним и вся старшина. Официальная фор- ма обращения к Войску по историку Соло- вьеву была следующая: «Панове молодци, славне Вийсько Запоризько и Кош Днипро- вий и Кош Морской! » О выборах на Раде оставил нам свое свидетельство историк Ри- гельман: «. Чи не будете сього року по старим вашим звичаям инших нових стар- шин вибирати, а старих скидати? » Если Рада требовала перевыборов, старшины клали на- земь свои шапки и знаки своей власти и уда- лялись. Вновь же избираемые по обычаю дважды отказывались и принимали только по третьему разу. » Но самый прекрасный момент, по-моему, наступал при выборах кошевого: «. Это ли не наивысшее проявление демократического принципа во всей его первобытно-наивной простоте? Вот в этом-то, казалось бы, полу- комическом древнем обычае и кроется вся характеристика Казачества, «товариства» тесно спаянного кровью Ордена зипунных ры- царей — Запорожье ли, Дон ли, Кубань ли, Терек ли, или еще какое другое Казачье Вой- ско — поистине товарищество в самом глубо- ком смысле этого слова. А не по вкусу была старшина — сбрасыва- ли ее. Мышецкий свидетельствует, что «ка- заки на радах часто свою старшину сзади в шею пихают, как у них и завсегда чинится». А Ригельман пишет: «. Уже ви вийськового хлиба наилися, кошовии, и пань- ство свое покидайте, сучьи дити! » О старшине ксендз Окольский XVII век пишет: «Присмотревшись к старшине, долж- но признать, что в нее избирают людей дале- ко не дюженных, в особенности, когда казаки поднимают руку на короля, на его гетманов и солдат». И далее: «Хотя нет в среде стихи глазкова написанные в оренбурге река урал кой ни князей, ни сенаторов, ни воевод, но. » Говоря же вообще о ка- заках, Боплан пишет: «Казаки смышлёны и проницательны, на- ходчивы и щедры, не стремясь к большим бо- гатствам, но превыше всего дорожат свобо- дой, без которой жизнь для них стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Все они редко умирают от болезни, разве лишь в глубокой старости, большинство же кончает жизнь свою на поле битвы. Они лег- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал переносят стужу и зной, голод и жажду. В походах довольствуются сухарями да со- ломахой варевом из пшена или муки. Во время походов казаки отличаются большой трезвостью; если же случится меж: них пья- ный, напр. Турецкий историк XVII века Найма говорит: «Уверенно можно ска- зать, что нельзя найти на земле людей более смелых, которые бы так мало заботились о своей жизни и так мало боялись бы смерти». На этом периоде существования За- порожской Сечи на этот раз мы и закончим очерк, еще не касаясь деятельности Второй Базавлуцкой или Чертомлыцкой Сечи. Воробьев БИБЛИОГРАФИЯ: По Карелину «Запорожские городища» Голобуцкому «Запорожское Казачество» И ДОНСКИЕ КАЗАЧЬИ ПОЛКИ «Русь, смотри, какую силу Казаки таят. За тебя сойти в могилу Каждый будет рад. » Из стихотворения В истории Русской революции 1917 г. Во всех этих событиях казаки играли пер- востепенную роль. Наибольшим событием было июльское восстание. Курипина донского казака «Донское казачество и Россия», в ко- торой сделан упор на то, что казаки всегда не только стояли на страже интересов Рос- сии и расширяли ее границы, но, будучи глу- боко демократическим свободолюбивым на- родом, всегда охраняли правопорядок в стра- не, что революцию 1917 г. П-ва казачьи войсковые части вооб- ще и в частности донские выявляли порядок и соблюдение дисциплины, служа сдержива- ющим началом и карательным оружием про- тив тех, кто вносил разложение в армию и в тылу». Что поднятое большевиками 3 июля «восстание с целью свергнуть Вр. П-во было подавлено 1-ым и 4-ым Дон. Курицина вызвало со сто- роны Чавдар, «опи- раясь на труд проф. Милюкова «Исто- рия 2-ой Русской революции», в том же «Н. » пытается доказать, что утверждение Курицина неверно, но при этом ссыла- ется только на стр. Полов- цева «приступить немедленно к восстановле- нию порядка». Интересно отметить, что один из серьезней- ших изследователей истории русской рево- люции проф. Мельгунов в его критическом очерке, в брошюре «Гражданская война в освещении Милюкова», говорит, что «История» последнего грешит большими не- точностями, искажением фактов и замалчива- нием некоторых из них. Милюков в предисловии к сво- ему труду на 4-ой стр. Г-н Чавдар, вероятно, не обратил внимания на это замечание Милюкова, а это дает объ- яснение, почему он на стр. Казаками же до сих пор и особенно участ- никами и свидетелями событий, видимо из скромности, к сожалению не дано описания подавления восстания 3-5 июля. Правда, су- ществуют высокоавторитетные казачьи сви- детельства, что восстание было подавлено ка- заками, но и только. Однако в обще-русской, как зарубежной, так и советской литерату- ре, июльскому восстанию отведено немало ме- ста из всего сказанного ее авторами выяс- няется, что если казаки в буквальном смысле этого слова не подавили силой оружия восста- ния, то во всяком случае каз. Половцева и с самого начала вос- стания, т. Они были единствен- ными воинскими частями Петроградского гар- низона, беспрекословно выполнывшими в это время приказы командующего Округом и ведшими боевые операции» против восстав- ших. Своим примером вооруженной борьбы с анархией и защиты правопорядка они за- ставили выступить, хотя только к вечеру 5 июля, но все же выступить против большеви- ков, и другие части петроградского гарнизона. Если казаки и не подавили силой оружия попытку захвата власти большевиками 3-5 июля, то, во всяком случае, они своими дей- 29 ствиями дали им понять, что у Вр. П-ва есть защитники, защищающие его не на словах, а с оружием в руках. Троцкий в его «Исто- рии Русской Революции» пишет, что больше- вики «увидели, что еще не настало время для захвата власти». В дни 3-5 июля из всего Петроградского гарнизона только одни каз. Большая часть частей Петро- градского гарнизона и его окрестностей с са- мого начала восстания была на стороне боль- шевиков, а меньшая, соблюдая нейтралитет в борьбе Вр. П-ва с большевиками, относи- тельно исправно несла всякого рода наряды караульной службы, однако отказываясь вы- полнять приказы командующего Округом «навести стихи глазкова написанные в оренбурге река урал городе порядок». Некоторые ча- сти из державших «нейтралитет», по разным причинам, а главное «зараженные примером казаков», только стихи глазкова написанные в оренбурге река урал полудня 5 июля вы- ступили тогда, когда восстание фактически уже было ликвидировано или во всяком слу- чае прекратились «боевые действия» на ули- цах Петрограда. Ни одна из этих частей не понесла кровавых потерь. Об этом нет ника- ких следов в литературе, посвященной собы- тиям 3-5 июля, как нет и никаких следов и о «боевых операциях не каз. Троцкий во 2-ом томе его «Истории Рус- ской революции» пишет, что в дни июльского кризиса «небольшое меньшинство Петро- градского гарнизона состояло из наиболее квалифицированных элементов армии: офи- церства, юнкеров, ударников и. Однако в дни вооруженной борьбы с большевиками оказа- лись одни казаки других частей Троцкий не называеткоторых победить большевикам не удалось. В другом месте своей «Истории» Троцкий пишет, говоря об организации боль- шевиками вооруженной манифестации 10 июня с возможностью уже тогда свержение Вр. Пва, что и тогда большевики рассматри- вали как своих возможных противников: «офицеров, юнкеров, ударные батальоны, ка- зачьи полки, членов Общеказачьего Съезда и только», что «остальные части Петроград- ского гарнизона они стихи глазкова написанные в оренбурге река урал как своих сторонников и некоторую часть, главным об- разом гвардейскую пехоту, как нейтральных, которые не выступят ни на чьей стороне и во время возможной борьбы тихонько будут си- деть в своих казармах». Все это почти пол- ностью сбылось 3-5 июля. Для подтвержения того, что восстание бы- ло подавлено стихи глазкова написанные в оренбурге река урал помощи каз. Это потребует немалых ма- териальных средств, каковых нет, но чтобы не быть в своих утверждениях голословным, я использую только часть трудов, т. При этом почитаю необходи- мым дать к ним, как объяснения, и личные нигде не опубликованные свидетельства ка- заков участников подавления восстания и в частности офицеров 1-го Дон. Артемова и войск, старш. Чукавова, а также и отдельных рядовых ка- заков 1-го и 4-го Дон. В некоторой части литературы, который я буду касаться, есть неясности и просто неточ- ности, вызванные, быть может, ошибками. Встречаются также искажения фактов, за- малчивание о действиях казаков, тенденция умалчивать о их роли и т. Однако, несмот- ря на все это, из общей суммы свидетельств ясно вытекает, что восстание было ликвиди- ровано благодаря казакам, хотя большевики, готовя еще манифестацию 10 июня, в своей пропаганде твердили казакам: «поезжайте к себе на Дон стихи глазкова написанные в оренбурге река урал там устраивайтесь, как хотите, а здесь в Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал не мешайте солдатам и ра- бочим устраиваться так, как они хотят». С первых дней революции большевики уви- дали в лице казаков своих врагов и в боль- шевистской прессе, да и не только в ней, имя казака склонялось во всех падежах, когда де- ло касалось контр-революционеров. Пропа- ганда большевиков в предвидении их вы- ступления против Вр. П-ва натравливала ра- бочих, крестьян и солдат на казаков. Особен- но это проявилось после июньских манифе- стаций, а максимума эта пропаганда достигла после событий 3-5 июля. В целях экономии места я не всегда буду придерживаться тек- ста авторов повествований, а все сказываемое ими, не меняя смысла, дам в вольном пере- сказе, но особо важные части их свидетельств будут приведены буквально и взяты в ка- вычки, но в тех стихи глазкова написанные в оренбурге река урал целях экономии места я 30 не буду указывать страницы, с которой взя- ты приводимые цитаты. Обще-российская эмигрантская печать: 1. Командующий Войсками Петроградско- го Военного Округа того времени, ген. Полов- цев, непосредственно руководящий подавле- нием восстания, в его труде «Дни затемне- ния», июльскому восстанию посвящает от- дельную главу в 52 стр. Приток денег из Стокгольма в кассу большевиков заметно увеличивает их деятельность, в полках ста- новится более напряженно, в Кронштадте го- товят десант и, наконец, получаются досто- верные сведения, что выступление произо- йдет 4 июля». П-во в страхе, Совет сильно стихи глазкова написанные в оренбурге река урал. Атмосфера по мнению ген. Половцева сложи- тся повидимому «неблагоприятно» для него, да, кроме того, он «не совсем уверен в надеж- ности даже самых верных частей», подверг- шихся усиленной стихи глазкова написанные в оренбурге река урал агитации в последние дни. Поэтому он требует только, «чтобы пехота сидела по казармам в боевой готовности», но. Делает он также распоря- жение о вызове пехотных юнкерских учи- лищ, с тем, чтобы из них организовать охра- ну штаба, телефонной станции и проч. Он не хочет «начинать боя юнке- рами и казаками, чтобы не создалась контр- революционная обстановка». Но никого дру- гого в его распоряжении нет, так как, кроме как об действии казаков, он ни о каких дру- гих частях не говорит. Пригласил он к штабу «своих друзей» — гвардейских конно-артил- леристов из Павловска с несколькими ору- диями, хотя вообще он «враг применения пу- шек в городе», но полагал, что они понадо- бятся для «морального воздействия». В Ми- хайловском Арт. Училище орудия находи- лись в руках большевистски настроенной солдатской команды, которая не дает их за- пречь. Константиновскому Училищу он дал «специальную задачу — дать бой с позиции в Галерной Гавани в том случае, если из Кронштадта появятся какие-нибудь суда большевиков». Гвардейские Конно-Артиллеристы на его «приглашение» повидимому не отозвались, ибо ни у кого никаких данных об их участии в борьбе с большевиками нет. Половцев «по стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, как утверждает полк. Никитин, или по каким то другим причинам все время в своем труде говорит о Конио-Ар- тиллеристах, тогда как другие авторы пишут об орудиях Лейб-Гвардии стихи глазкова написанные в оренбурге река урал Донской за- пасной батареи, называя не только имя офи- цера — донского казака, командовавшего этим орудием, но и некоторые имена убитых казаков-артиллеристов. Донская Его Ве- стихи глазкова написанные в оренбурге река урал батарея». Аетор статьи, не давая своей подписи, пишет: «4 июля командир за- пасного взвода батареи — подъес. Фолимо- нов на Литейном мосту в Петрограде откры- вает огонь по большевикам, поднявшим в городе восстание». Фолимонов, позже, в первые дни гражданской войны на Дону, был убит в районе не то станции Су- лин, не то на станции Каменоломня, как сви- детельствует ее. Константиновское Училище, видимо, не могло выполнить возложенную на него «спе- циальную задачу», т. Где бы высадка ни производилась, но в Петрограде с мелких су- дов высадилось 10 тысяч матросов, солдат и вооруженных рабочих из Кронштадта. О действиях «юнкерского резерва», как и об юнкерах пехотных Училищ, кроме Вла- димирского, никаких сведений в печати лет. Половцева оста- лось на бумаге. Николаевское Кавалерийское Училище ген. Половцев просто «не применил во время восстания», т. «всегда считал его самым последним и самым надежным резервом, к которому не пришлось прибегнуть». Однако, по рассказам офицеров 1-го Дон. Половцев был «глубоко уверен, что — 31 большевики растеряются от отсутствия вся- кого сопротивления», но оказалось, как уви- дим ниже, большевики «растерялись» и по- теряли веру в свою силу не от отсутствия стихи глазкова написанные в оренбурге река урал сопротивления, а именно от сопро- тивления казаков. Половцев посылал, не называя из ко- го, «дозоры на Петергофское шоссе для пре- дупреждения возможного выступления 2-го пулеметного полка из Ориенбаума По сви- детельству полк. Болдырева дозоры эти были из казаков 1-го Дон. Гене- рал сговаривался с Советом Солд. Де- путатов о дежурстве броневиков у Тавриче- ского Дворца и у Штаба Округа, предупреж- дал городские власти «быть готовыми всякую минуту развести мосты, потушить электри- чество, убрать трамваи и прочее, однако, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал это было «гласом вопиющего в пустыне». Пу- леметный полк спокойно пришел в Петро- град, броневиков никто, кроме большевиков, не получил, мосты разведены не были и т. Утром 4-го июля «Петроград производил впечатление мертвого города. Стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, не примкнув- шие к большевикам, сидели по казармам. Только два большевистских бронеавтомобиля разъезжают по городу, производя разведку, да несколько грузовиков, наполненных боль- шевиками-солдатами и рабочими с пулеме- тами. «Начинается с небольшой перестрелки око- ло штаба на Певческом мосту, где с больше- вистского грузовика было сделано несколько выстрелов неизвестно по кому. Спрятанная во дворе штаба дружина Георгиевского Сою- за после краткого столкновения захватила грузовик, вооруженный пулеметом. Броне- вики бежали, оставив на тротуаре еще один пулемет, который георгиевцы торжественно приволокли в штаб, как первый трофей». Половцев «жалует» его георгиевцам и от- мечает, что «последние, стихи глазкова написанные в оренбурге река урал победой, просят разрешения атаковать редакцию ле- нинской «Правды» на Мойке. Половцев дает разрешение на это дело: «они выполня- ют его быстро, без кровопролития, несмотря на присутствие в редакции караула от сапер Саперный батальон был особенно предан большевикам и приволакивают в штаб кор- зины с большевистской литературой». Половцева, органи- затором Георгиевского Союза и его предсе- дателем был донской казак полковник Ген. Штаба Гущин, по личному свидетельству ко- торого, по его инициативе и под его командо- ванием к 3-5 июля при Союзе была органи- зована «боевая дружина» главным образом из георгиевских кавалеров казаков разных Казачьих Войск. В состав дружины вступи- ло немало казаков, как инвалидов, и так и находившихся на положении выздоравлива- ющих в петроградских госпиталях. Гущина одни назвали «Геор- гиевской», а другие «Инвалидной». По- ловцев пишет именно об этой дружине. «Тем временем обозначается наступление противника. Прибывают из Кронштадта на пароходах и буксирных баржах неприятель- ские отряды, численность которых панике- рами исчисляется во много тысяч. Высадка происходит на Васильевском острове, где к кронштадцам присоединяются «финляндцы» Финляндский полксолдаты 180-го запас- ного полка и прочая дрянь. Эта колонна, по- видимому самая главная, берет направление на Таврический Дворец. Туда же двигаются из заречных частей вместе с вооруженными рабочими солдаты 1-го запасного, 1-го пу- леметного, Гренадерского и Московского пол- ков, а со стороны штаба округа большое чи- сло «павловцев». В штаб Округа приез- жает Войтинский с просьбой от Совета при- слать казаков для его зашиты. Об этом же просит ген. Никитин, по- сланный Половцевым в Совет для организа- ции его защиты. Половцев приказывает «конно-артил- лерийскому командиру Ребиндеру, взять два орудия с сотней казаков прикрытия, идти на рысях по набережной и по Шпалерной к Ду- ме, сняться с передков, не доходя до нее, и после одного, возможно более краткого пре- дупреждения, или даже без этого, открыть огонь по толпе перед Таврическим Двор- цом. » По свидетельству Артемова, группой этой командовал не Ре- биндер, что подтверждает и полк. В стихи глазкова написанные в оренбурге река урал входило по одной сотне от 1-го и 4-го Дон. «Ребиндер, пройдя благополучно по набе- режной и достигнув пересечения Шпалерной с Литейным проспектом, вдруг подвергся об- — 32- стрелу с обоих франгов. Ребиндер, несмотря на близкз'Ю дистанцию, снялся с передков и направил против них огонь. Первая шрап- нель разорваласоь где то около Петропавлов- ской крепости и, говорят, понизила настрое- ние в доме Кшесинской где помещался штаб большевиковвторая разогнала какой то ми- тинг у Михайловского Артил. Училища, из которого московцы Московский пехот, полк хотели тоже добыть себе артиллерию. Но кроме стихи глазкова написанные в оренбурге река урал, чисто местных, результатов, эти три выстрела про- извели неожиданный переворот во всем хо- де событий. Толпа большевиков у Тавриче- ского Дворца, услышав близкий арт. Совет оказался спасенным, о чем ген. Половцеву, не без иронии, донес полк. Половцев, «убитых у казаков было 6, у конно-артилл. «Большевики, окружав- шие Таврический дворец, после боя у Литей- ного моста рассеявшись по городу, учиняют мелкие перестрелки в разных углах, но все эти скандалы довольно быстро ликвидиру- ются стихи глазкова написанные в оренбурге река урал казаков и грузовиков с поса- женными на них юнкерами и чинами стихи глазкова написанные в оренбурге река урал гиевских кавалеров». Только «после посрам- ления большевиков у Тавр. Дворца благо- приятное настроение в 1-ой Дивизии т. К утру 5-го днем. Там же собра- лись кронштадские моряки. Они проникли также в восточную часть Петропавловской крепости. После полудня 5 июля поступили известия, что Керенский для подавления беспо- рядков в столице направил с фронта отряд в составе пехотной бригады, кавалерийской ди- визи в которую входил 14-й Дон. Около полудня 6-го июля ген. Половцев по- лучил шифрованную телеграмму от Керен- ского, извещающую, что он приезжает в Пет- роград перед вечером и что для его встречи приказывает построить у вокзала отряд Ре- биндера казаков. По словесному свидетельству Болдырева, такое распоряжение Керен- ского относительно казаков для его встречи на вокзале было вызвано желанием с его сто- роны особо отметить и подчеркнуть роль ка- заков в дни 3-5 июля. Половцев, не желая «обидеть те сто- личные части, которые в восстании не участ- вовали, но не принимали и участия в его по- давлении, назначил в добавление к отряду фронтовых войск полки 1-ой дивизии. П-во этому воспротивилось, но согласилось «вместо почетного караула» на Царскосель- ском вокзале за решоткой около царского па- вильона поставить отряд казаков, принимав- ших участие в подавлении восстания, т. Керенский «раньше всего хотел поблагода- рить этих людей». В конце концов, для его встречи были на- значены только 1-ый и 4-ый Дон. Н а вокзале в ожида- нии Керенского ген. Половцев, беседуя с ка- заками, говорил о представлении к наградам, крестам стихи глазкова написанные в оренбурге река урал медалям раненых и наиболее от- личившихся казаков во время подавления восстания.

  Комментарии к новости 
 Главная новость дня Главная новость дня 
Проект гаража для грузового автомобиля
Экстраспорт расписание занятий в тц июнь
Есенин краткое содержание
Расписание одесса измаил
Правила дезинфекции и дезинвазии объектов госветнадзора
Курсы массажа в мариуполе
Руководство по э
Творожный пирог из песочного теста
Курсовая работа образец оформления в казахстане
 
 Эксклюзив Эксклюзив 
Устройство радиоприемника схема
Акт торг 12 образец заполнения
Теория игр классификация игр
Називин беби инструкция по применению
Образец акт технического состояния оборудования подлежащего списанию
Узнать результаты рт 1 этап 2015
Философский словарь под ред и т фролова